ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗА ЖИЗНИ СТУДЕНТОВ В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ COVID 19

Резюме

Самоизоляция, введенная как вынужденная мера профилактики в ответ на высокую угрозу распространения вируса SARS-CoV‑2, приводит к смене привычных стереотипов образа жизни и поведения.

Материал и методы. Был проведен анонимный социологический опрос студентов Омского государственного медицинского университета (n=278) по авторской анкете с применением GoogleForm.

Результаты. Изучена трансформация стереотипов поведения молодых людей под влиянием дистанционного обучения и вынужденной самоизоляции. Изменение привычного образа жизни студенческой молодежи проявлялось в соблюдении противоэпидемических мероприятий, значительном снижении двигательной активности, интенсивности общения, увеличении времени, проводимого в интернет-пространстве, изменении степени вовлеченности в учебный процесс, досуговой деятельности.

Обсуждение. Трансформация образа жизни студентов в период пандемии COVID‑19 сопровождается в том числе негативными изменениями их физического и психологического состояния, уровня учебной и профессиональной мотивации, что ставит перед высшей школой наравне с решением проблем учебного плана немаловажную задачу - ​создание благоприятных условий для образовательного процесса в условиях неблагоприятной эпидемиологической обстановки.

Заключение. Дальнейшее продолжение исследования образа жизни студентов в экстремальных условиях пандемии COVID‑19 позволит определить направления оптимизации образовательного процесса в сторону повышения мотивации к учебной и профессиональной деятельности, укрепления психологической устойчивости. Наряду с этим важным моментом является поддержка молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и нуждающихся в посторонней помощи.

Ключевые слова:образ жизни; пандемия COVID 19; студенческая молодежь; поведение в экстремальных условиях

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Денисова О.А., Денисов А.П., Дробышев В.В. Трансформация образа жизни студентов в условиях пандемии COVID‑19 // Медицинское образование и профессиональное развитие. 2022. Т. 13, № 1. С. 111-120. DOI: https://doi.org/10.33029/2220-8453-2022-13-1-111-120

В условиях высокой угрозы распространения вируса SARS-CoV‑2 одной из значимых мер профилактики инфекции становится вынужденная самоизоляция. Однако, будучи введенной на неопределенный срок под давлением чрезвычайной эпидемиологической ситуации, она ведет к отчуждению от общества и резкой смене привычного образа жизни и поведения [1-3].

Образ жизни студентов включает в себя совокупность "учебно-познавательной, общественной, трудовой, коммуникативной жизнедеятельности" [4], в системе которого формируется сложный комплекс профессиональных и нравственных качеств будущего врача, в том числе стремление к постоянному самообразованию и самосовершенствованию по выбранной специальности, чувство долга, эмоциональная стрессоустойчивость [5].

Цель статьи - ​изучить образ жизни будущих врачей - ​студентов медицинского университета в условиях пандемии COVID‑19 для дальнейшей оценки его влияния на образовательный процесс с последующей оптимизацией. В связи с этим были выдвинуты следующие задачи: провести анализ влияния дистанционного обучения на поведение студентов, занятости молодых людей во внеучебное время, оценить приверженность к противоэпидемическим мероприятиям, выяснить отношение к новостным информационным источникам о распространенности новой коронавирусной инфекции COVID‑19.

Гипотеза исследования - ​экстремальные условия, обусловленные возникновением пандемии COVID‑19, трансформируют стереотипы поведения молодых людей, вследствие этого изменяются их физическое и психологическое состояние, выраженность учебной и профессиональной мотивации.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Данная работа для получения системного представления об изучаемом вопросе исходила из важного контекста - ​студенческая молодежь является отдельной социально-демографической группой, наиболее остро реагирующей на экстремальную ситуацию самоизоляции. В качестве методологической базы были использованы исследования А.В. Решетникова [6], А.В. Меренкова [7], В.В. Касьянова, Н.Х. Гафиатуллиной, С.С. Самыгина [2], С.А. Белякова, И.О. Степиной, В.Е. Эйрих [8].

Участие в исследовании осуществлялось на добровольной основе посредством случайного отбора выборочной совокупности по таблицам случайных чисел. Был проведен анонимный социологический опрос по авторской анкете, включающей 23 вопроса различных типов (открытого, закрытого и полузакрытого), с применением GoogleForm. На часть вопросов имелась возможность выбора из нескольких предложенных ответов. Исследуемую статистическую совокупность составили студенты, обучающиеся на III и IV курсах Омского медицинского университета (n=278). Возрастная структура была представлена следующим образом: 19-20 лет - ​46,2%, 21-22 года - ​38,3%, 23-24 года - ​8,4%, старше 24 лет - ​7,1%. По полу преобладали девушки - ​62,1%, что в целом типично для данного вуза.

Полученная информация была обработана с помощью соответствующих статистических методов, рекомендованных авторами методических пособий (альтернативного анализа - ​для оценки качественных показателей, и корреляционного анализа - ​изучение причинно-следственных связей и определение степени статистической значимости результатов, р<0,05) [9].

РЕЗУЛЬТАТЫ

Как следует из результатов опроса, у значительного числа респондентов (65,7 на 100) переход на самоизоляцию и дистанционное обучение вызвал значительную трансформацию привычного образа жизни. Поскольку дистанционная форма обучения осуществлялась посредством использования информационных материалов образовательного портала, она подразумевала работу с электронными устройствами (планшетами, смартфонами и др.), в связи с этим преимущественное большинство опрошенных лиц (92,7 на 100) стали проводить большую часть времени в вынужденном сидячем положении в интернет-пространстве перед монитором. Как следствие появились боли в спине или дискомфорт в позвоночнике (78,2 на 100 опрошенных), ухудшение зрения (15,2 на 100). Встречались и более развернутые ответы: "целыми днями сижу за компьютером, чтобы сделать домашнее задание, свободного времени совсем не остается, сил на личную жизнь просто нет"; "от работы за ноутбуком постоянно болит спина, резко ухудшилось зрение, набрал лишний вес, стал раздражительным по пустякам".

Следовательно, снижение двигательной активности на фоне дистанционного обучения способствовало появлению состояния физического дискомфорта. Усугублению данного состояния в значительной мере способствовало полное прекращение занятий спортом части студентов (58,9 на 100 опрошенных). На рис. 1 изображены основные причины, способствующие этому.

Рис. 1. Причины прекращения занятий спортом, на 100 опрошенных

Согласно приведенным данным, наиболее значимый фактор для прекращения тренировок - ​отсутствие соответствующего инвентаря, данный вариант ответа выбрали 61,9 на 100 опрошенных. Другие причины для студентов имели менее важную значимость (плохое настроение, общий упадок сил, отсутствие постоянной компании друзей, соответствующих условий). В результате только 29,2% респондентов сохранили свою привычную физическую форму, у 58,1% физическое состояние изменилось в худшую сторону, тогда как улучшилось лишь у 12,7%.

Наряду с вышеперечисленным на снижение двигательной активности студентов не могло не оказать влияние уменьшение активности общения вживую и, как результат, ​у значительной части респондентов (57,8%) отмечалось более частое обращение к социальным сетям (ВК, Instagram и др.) для восполнения информационного дефицита и уменьшения чувства одиночества.

Большинство студентов придерживалось рекомендованных противоэпидемических профилактических мероприятий: 91,3 на 100 опрошенных использовали медицинские маски в общественных местах; 62,4 на 100 - ​обрабатывали руки антисептиком; 51,3 на 100 - ​ограничивали контакты и 26,5 на 100 - ​поддерживали социальную дистанцию с окружающими.

Относительно реже студенты (28,7 на 100 опрошенных) выражали сомнение в эпидемиологической опасности и соответственно в результативности данных мер; 7,4 на 100 респондентов честно признались, что просто боялись штрафов. Тогда как 12,6 на 100 опрошенных лиц преимущественно руководствовались привычкой беспрекословно выполнять указания вышестоящих лиц.

Имели место и такие ответы, как: "считаю, что опасность сильно преувеличена, но меры соблюдаю из-за родных, не хочу стать для них источником заражения"; "это помощь в первую очередь себе и врачам, загруженность больниц большая, всех принять сложно, лучше, чтобы население поступало дозировано!"; "безусловно, соглашусь, все меры необходимы, но это совсем не радует, и больше всего хочется жить в прежнем (доковидном) режиме жизни".

Только незначительная часть студентов (4,8%) выбрала ответ - ​кардинальных изменений в привычном образе жизни не произошло, противоэпидемические мероприятия не соблюдаю. При этом опрошенные объяснили свою позицию, следующим образом: недостаточная эффективность перечисленных мер - ​66,5%; излишняя обременительность в выполнении - ​19,9%; низкий личный риск заражения - ​11,7%; надуманность существования инфекции COVID‑19-1,9%.

Представляет интерес то, как самоизоляция повлияла на степень вовлеченности в учебный процесс и занятость студентов вовне его. Было установлено, что значительная часть опрошенных - ​69,5 на 100, признались в том, что у них снизилось желание учиться, и наоборот, студентов, у которых не изменилось отношение к учебе, оказалось всего 17,3 на 100. Данные представлены на рис. 2.

Рис. 2. Влияние психологического состояния на способность к обучению, на 100 опрошенных

Исходя из вышеизложенного, на снижение мотивации в том числе оказало влияние психологическое состояние молодых людей: забывчивость, утомляемость, снижение концентрации. Так, только 17,8 на 100 опрошенных выбрали вариант ответа, что их настроение в период пандемии COVID‑19 никак не изменилось (рис. 3).

Рис. 3. Основные эмоции, вызывающие необходимость соблюдения режима самоизоляции, на 100 опрошенных

Остальные обучающиеся отметили у себя появление негативных эмоций, связанных с необходимостью соблюдения режима самоизоляции, в виде чувства тревожности, апатии, раздражительности, усталости от неопределенности.

Тем не менее значительное число респондентов занимали достаточно активную жизненную позицию, находя свободное время и силы для досуга (рис. 4).

Рис. 4. Виды вне учебной деятельности, на 100 опрошенных

Часть студентов продолжала занятия вне учебной деятельностью, связанной с университетом: 21,8 на 100 опрошенных в онлайн-формате участвовали в заседаниях научных кружков; 10,7 на 100 - ​в работе конференций. Наряду с этим 12,7 на 100 опрошенных лиц работали волонтерами в медицинских организациях без перевода на индивидуальные программы обучения. В их обязанности входило, в зависимости от степени владения профессиональными навыками, проводить термометрию, участвовать на приеме узких специалистов, отвечать на звонки в регистратуре и т. д. Почти половина обучающихся - ​47,5 на 100 опрошенных, занимались саморазвитием (тренинги, курсы, мастер-классы); 34,6 на 100 - ​творчеством (рисованием, вязанием и др.); 17,3 на 100 приступили к новой (дополнительной) работе, так как возникли материальные трудности, связанные с пандемией COVID‑19.

Напротив, другие студенты предпочитали большую часть свободного времени отдыхать (29,1 на 100 опрошенных), смотреть фильмы и ТВ-программы (44,3 на 100). Отмечены и такие ответы: "стал больше времени проводить с семьей, помогать родителям", "завел домашнее животное", "больше стал проводить времени в Интернете", "учебу никто не отменял, свободного времени не было, все время учился, объем заданий в несколько раз больше, чем при очном обучении".

Каждый 3-й из молодых людей (39,7%) честно признался, что больше всего в период вынужденной самоизоляции не хватает общения с друзьями и одногруппниками. "Скучаю по активной жизни с возможностью свободного перемещения и общения", "так не хватает тусовок, устал от учебы", "сколько можно сидеть дома, все надоело".

Таким образом, студенты по-разному реагировали на экстремальные условия, в которых они оказались во время пандемии COVID‑19. Часть из них использовала предоставленные возможности заниматься теми делами, которые имели для них интерес или раньше были недоступными, а другая часть посвятила освободившееся время отдыху.

Оказалось, что лица, равнодушные к новостным событиям (49,4% из общего числа опрошенных), в период самоизоляции стали минимум 1 раз в день отслеживать самую актуальную информацию, тогда как много­кратным ежедневным мониторингом занимались только 3,9% студентов. Напротив, узнавали данные сведения случайно - ​36,9%, а оставшиеся 7,7% предпочитали вообще ничего не знать, чтобы не "портить себе настроение".

По результатам корреляционного анализа установлена прямая связь между обращаемостью студентов к новостным источникам и их возрастом (rxy=0,358; p<0,05), полом опрошенных (rxy=0,337; p<0,05) и обратная со степенью соблюдения противоэпидемических мероприятий (rxy=0,321; p<0,05).

Таким образом, в результате непосредственного воздействия новостной информации о динамике заболеваемости COVID‑19 произошло изменение предыдущего стереотипа поведения - ​равнодушия к актуальным событиям.

На вопрос, какие эмоции вызывала новостная лента, были получены следующие ответы: повышенная раздражительность (38,3%), чувство подавленности (21,1%), беспомощности (16,6%), тревоги (9,6%), злости (5,1%), паники (4,2%), страха заболеть (5,1%).

ОБСУЖДЕНИЕ

В условиях нестабильной эпидемиологической ситуации особенно востребованы исследования, посвященные анализу сложившейся обстановки и проблем, ею вызванных. По мнению психологов, пандемия COVID‑19 является многофакторной травмирующей ситуацией, имеющей отсроченные социально-психологические последствия [11, 12]. Полученные ответы в данном опросе показали, что значительное число опрошенных (73,5 на 100) осознанно и ответственно подходили к соблюдению противоэпидемических мер, обосновывая свои действия их эффективностью для уменьшения риска заболеть. Что не совпадает с показателями опроса, проведенного Фондом "Общественное мнение" в июле 2020 г. (n=1570), согласно которому только 49% опрошенных разделяли данное мнение [10].

В целом, результаты, полученные в проведенном исследовании, не противоречат обзору последних публикаций на тему влияния пандемии COVID‑19 на образ жизни студентов, подтверждающих значительное изменение их привычного поведения в условиях самоизоляции. Так, в социологическом исследовании А.В. Меренкова [7], проведенном в 2020 г. в г. Екатеринбурге, были опрошены 920 человек 18-24 лет, обучающихся в университете. Согласно полученным данным, у 81% респондентов в худшую сторону изменилось физическое состояние, у 62% - ​психический статус, более 80% студентов отметили появление трудностей при обучении, которых ранее не замечали, и 32% - ​уменьшение мотивации к учебе. Аналогичное исследование В.М. Крылова и соавт. [1] показало, что 62% молодых людей в режиме самоизоляции испытывали нехватку физической активности, 28% - ​чувство одиночества. Ухудшение качества дистанционного образования по сравнению с очным форматом послужило одной из важных причин для беспокойства у 39% опрошенных.

В условиях неопределенности молодые люди становятся чрезвычайно ранимыми и начинают остро реагировать на любые внешние изменения, в том числе на новостную информацию, посвященную коронавирусной инфекции, что подтверждается статистическими данными, характеризующими их эмоциональное состояние (раздражительность, подавленность, тревога и др.).

Затянувшаяся неизвестность порождает в молодых людях чувство незащищенности, неуверенности в своих силах, угасание активного творческого начала [13]. Установленная проблема изменения физического и психологического состояния обучающихся требует последующего анализа для выбора конкретных адекватных педагогических технологий. Особенно важным становится личностный подход к каждому студенту через каналы обратной связи, повышение внутренних мотивационных установок, доступность консультативной помощи педагога, а также вовлечение в научно-исследовательскую деятельность (конференции, олимпиады).

В связи с этим появляется важный вопрос: "К каким долговременным последствиям для общества приведет режим самоизоляции?". На данном этапе в условиях недостаточного количества научных работ, посвященных этой сложной теме, отсутствуют системные изыскания научного анализа. В дальнейшем необходимо более полное исследование образа жизни и его влияния на состояние физического и психического здоровья студенческой молодежи для последующего осмысления с целью разработки соответствующих профилактических мер.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подтвердилась первоначальная гипотеза исследования - ​трансформация поведения студентов в период пандемии COVID‑19 сопровождается изменением их физического и психологического состояния, уровня учебной и профессиональной мотивации.

Эпидемиологические ограничения, связанные с высокой угрозой распространения вируса SARS-CoV‑2, и обусловленный ими переход на онлайн-обучение стали основными причинами значительных изменений в образе жизни студентов.

Снижение внутренних мотивационных установок обучающихся вызывает необходимость индивидуализации подходов к каждому из них через формирование каналов обратной связи, доступности консультативной помощи педагогов, а также вовлечения в научно-исследовательскую деятельность (конференции, олимпиады и т. п.).

ЛИТЕРАТУРА

1. Крылов В.М., Крылова А.В., Пономарева Т.А. Образ жизни студентов в условиях самоизоляции // Казанский социально-гуманитарный вестник. 2020. № 6 (47). С. 43-48.

2. Касьянов В.В., Гафиатулина Н.Х., Самыгин С.И. Особенности и проблемы социального поведения в условиях режима самоизоляции российского населения // Гуманитарий Юга России. 2020. Том. 9, № 2. С. 51-63. DOI: https://www.doi.org/10.18522/2227-8656.2020.2.3

3. Островский Д.И., Иванова Т.И. Влияние новой коронавирусной инфекции CОVID‑19 на психическое здоровье человека (Обзор литературы) // Омский психиатрический журнал. 2020. № 2-IS (24). С. 4-10. DOI: https://www.doi.org/10.24411/2412-8805-2020-10201

4. Романова И.В., Романова Н.П., Казарян И.Р. Категория "Образ жизни": понятие, содержание и структура // Вестник ЗабГУ. 2016. № 3 (22). С. 76-84.

5. Денисова О.А., Денисов А.П., Дробышев В.В. Восприятие образовательного процесса студентами медицинского вуза // Социологические исследования. 2021. № 3. С. 142-145.

6. Решетников А.В. Технология социологического исследования как методическая основа медико-социологического мониторинга // Социология медицины. 2010. № 1 (16). С. 3-12.

7. Меренков А.В. Трансформация телесности студентов вузов в условиях самоизоляции // Общество: социология, психология, педагогика. 2020. № 7 (75). С. 14-17. DOI: https://doi.org/10.24158/spp.2020.7.1

8. Беляков С.А., Степина И.О., Эйрих В.Е. Влияние пандемии COVID‑19 на рынок труда: социально-экономические изменения, цифровизация // Казанский социально-гуманитарный вестник. 2020. № 5. С. 4-6. https://www.doi.org/10.24153/2079-5912-2020-11-5-4-8

9. Дробышев В.В., Сергеева В.С., Денисов А.П., Рассудова Л.А. Основы доказательной психологии и педагогики. Количественные и качественные методы. Омск, 2016. 191 с.

10. Новый образ жизни. Таблица с полными результатами опроса (2020). URL: https://covid19.fom.ru/post/novyj-obraz-zhizni-nozh-opros‑3

11. Быховец Ю.В., Коган-Лернер Л.Б. Пандемия COVID‑19 как многофакторная психотравмирующая ситуация // Социальная и экономическая психология. 2020. Т. 5, № 2 (18). С. 291-308.

12. Акименко Г.В., Кирина Ю.Ю., Начева Л.В., Селедцов А.М. Психология эпидемии: как пандемия (COVID‑19) влияет на психику людей // Вестник общественных и гуманитарных наук. 2020. Т. 1. № 4. С. 45-54.

13. Волков Ю.Г., Лубский А.В. Социология в России: в поисках новых идей и креативности. Ростов-на-Дону, Таганрог: ЮФУ, 2017. 196 с.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Балкизов Залим Замирович
Профессор кафедры профессионального образования и образовательных технологий, доцент кафедры госпитальной хирургии ФГАОУ ВО "Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова" Минздрава России, член Координационного совета по кадровой политике Минздрава России, Советник Президента Национальной медицинской палаты, Ответственный секретарь Комиссии по аккредитации мероприятий НМО в Национальной медицинской палате, Генеральный секретарь Российского общества специалистов медицинского образования, Генеральный представитель Ассоциации по медицинскому образованию в Европе, Генеральный директор компании ГЭОТАР-Мед
Оргздрав-2022. Эффективное управление в здравоохранении
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
XXXV Международный конгресс с курсом эндоскопии "Новые технологии в диагностике и лечении гинекологических заболеваний"

XXXV Международный конгресс с курсом эндоскопии "Новые технологии в диагностике и лечении гинекологических заболеваний" С 7 по 10 июня 2022 года в онлайн-формате пройдет XXXV Международный конгресс с курсом эндоскопии "Новые технологии в диагностике и лечении...

V Терапевтический форум "Мультидисциплинарный больной" и V Всероссийскую конференцию молодых терапевтов с 26 по 27 мая!

Уважаемые коллеги, запланируйте свою поездку в Санкт-Петербург на V Терапевтический форум "Мультидисциплинарный больной" и V Всероссийскую конференцию молодых терапевтов с 26 по 27 мая! Обращаем ваше внимание, что мероприятие пройдет в очном формате. Регистрация доступна на...

Школа РОАГ - Уфа, 26-27 мая 2022

Школа РОАГ - Уфа, 26-27 мая 2022 Приглашаем акушеров-гинекологов и неонатологов Поволжского федерального округа принять участие в Школе РОАГ "Перинатальная медицина с курсом неонатологии". Впервые после двухлетнего пандемического перерыва мероприятие пройдет в очном формате....


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»