Высшее фармацевтическое образование - специалитет-ординатура: pro et contra

Резюме

В статье обсуждаются перспективы высшего фармацевтического образования в России посредством анализа существующих образовательных траекторий - образовательных программ. Отмечается, что существующая нормативная правовая база обусловливает возможное сокращение программ ординатуры фармацевтического профиля. В порядке дискуссии предложены приемлемые образовательные траектории высшего фармацевтического образования, обсуждается значение ординатуры в свете действующих в области фармации профессиональных стандартов.

Ключевые слова:фармация, провизор, ординатура, образовательный стандарт, профессиональный стандарт, фармацевтическая деятельность, фармацевтическая технология, управление и экономика фармации, фармацевтическая химия и фармакогнозия

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Бодров А.В. Высшее фармацевтическое образование - специалитет-ординатура: pro et contra // Медицинское образование и профессиональное развитие. 2020. Т. 11, № 3. С. 139-150. DOI: https://doi.org/10.24411/2220-8453-2020-13012

Поводом к появлению данной статьи послужило размещение на федеральном портале проектов нормативных правовых актов проекта номенклатуры специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование1, и проекта Квалификационных требований к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки "Здравоохранение и медицинские науки"2. Из анализа указанных документов можно предположить, что планируется сокращение числа программ ординатуры укрупненной группы специальностей 33.00.00 "Фармация". Данное предположение также косвенно подтверждается действующими в области фармации профессиональными стандартами3.

В связи с модернизацией высшего фармацевтического образования - упразднением интернатуры c переходом к ординатуре, введением процедуры аккредитации специалиста4 - остаются нерешенные вопросы [1-5]. В частности, ключевой вопрос данной статьи - определение места программ ординатуры фармацевтического профиля как уровня высшего образования - подготовки кадров высшей квалификации в структуре высшего фармацевтического образования в России.

Немаловажное значение в статье уделено анализу нормативных правовых актов, регулирующих допуск к фармацевтической деятельности, особенно профессиональным стандартам. В рамках обсуждения предложены нормы и положения, гармонизирующие допуск провизоров к фармацевтической деятельности в свете действующих профессиональных стандартов с другими нормативными правовыми актами.

Высшее фармацевтическое образование "вчера-сегодня"

До недавнего времени, когда обучение специалистов-провизоров осуществлялось в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования (ГОС ВПО)5, полный цикл высшего фармацевтического образования представлял собой сопряженную систему программ специалитета и интернатуры - модель "специалитет-интернатура". Здесь под сопряжением программ необходимо понимать условие того, что провизор без прохождения интернатуры по одной из специальностей: "Управление и экономика фармации", "Фармацевтическая технология" или "Фармацевтическая химия и фармакогнозия", - не мог быть допущен до фармацевтической деятельности (табл. 1).

Таблица 1. Структура высшего фармацевтического образования в России (на базе государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования)

1 https://regulation.gov.ru/p/88891.

2 https://regulation.gov.ru/p/88892.

3 Профессиональный стандарт - характеристика квалификации, необходимой работнику для осуществле-ния определенного вида профессиональной деятельности, в том числе выполнения определенной трудовой функции (ст. 1951 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ).

4 Аккредитация специалиста - процедура определения соответствия лица, получившего медицинское, фармацевтическое или иное образование, требованиям к осуществлению медицинской деятельности по определенной медицинской специальности либо фармацевтической деятельности. Аккредитация специалиста проводится аккредитационной комиссией по окончании освоения им профессиональных образовательных программ медицинского образования или фармацевтического образования не реже 1 раза в 5 лет (ч. 3 ст. 69 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

5 Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Специальность 040500 "Фармация". Квалификация - провизор. Регистрационный № 134 мед/сп (утв. Минобразования РФ 10.03.2000).

Данная система претерпела трансформацию в 2016 г., когда состоялся первый выпуск провизоров, обучавшихся в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по очной форме обучения (ФГОС)6,7. Трансформация связана с переходом к процедуре первичной аккредитации специалистов для выпускников, обучавшихся в соответствии с ФГОС [6, 7] 8. Выпускники-провизоры после успешного прохождения процедуры первичной аккредитации специалиста получили право занимать должности фармацевтических работников по специальности "Фармация" - провизора или провизора-технолога 9,10. Таким образом, для указанных выпускников прохождение интернатуры стало необязательным, и условно полноценный цикл высшего фармацевтического образования стал одноуровневым - мономодель "специалитет". Условность полноценного цикла дополнительно будет раскрыта ниже.

6Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 января 2011 г. № 38 "Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) 060301 Фармация (квалификация (степень) “специалист”)".

7Приказ Министерства образования и науки РФ от 11 августа 2016 г. № 1037 "Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по специальности 33.05.01 Фармация (уровень специалитета)".

8Приказ Министерства здравоохранения РФ от 25 февраля 2016 г. № 127н "Об утверждении сроков и этапов аккредитации специалистов, а также категорий лиц, имеющих медицинское, фармацевтическое или иное образование и подлежащих аккредитации специалистов".

9Приказ Министерства здравоохранения РФ от 11 октября 2016 г. № 771н "О внесении изменений в номенклатуру специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование, утвержденную приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 7 октября 2015 г. № 700н".

10Приказ Министерства здравоохранения РФ от 15 июня 2017 г. № 328н "О внесении изменений в Квалификационные требования к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки "Здравоохранение и медицинские науки", утвержденные приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 8 октября 2015 г. № 707н".

Стоит отметить, что, согласно ч. 4 ст. 108 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", реализация основных профессиональных образовательных программ послевузовского медицинского образования и фармацевтического образования в интернатуре осуществлялась в соответсоответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" до истечения нормативных сроков освоения указанных образовательных программ лицами, принятыми на такое обучение. Прием в образовательные и научные организации на обучение по программам послевузовского медицинского и фармацевтического образования в интернатуре был прекращен с 1 сентября 2016 г.

В этом же 2016 г. прошел последний выпуск провизоров заочной формы обучения, обучавшихся в соответствии с ГОС ВПО, для которых уходящая интернатура стала последней возможностью получения полного цикла высшего фармацевтического образования. Впрочем, последнее обстоятельство для провизоров, не прошедших по каким-либо причинам интернатуру, в будущем могло быть компенсировано возможностью обучения в ординатуре.

Таким образом, в 2017 г. был последний в истории России выпуск провизоров, прошедших обучение в интернатуре.

4 февраля 2015 г. в "Российской газете" (№ 21) были опубликованы приказы Минобрнауки России об утверждении ФГОС высшего образования по специальностям ординатуры фармацевтического профиля: 33.08.01 "Фармацевтическая технология"11, 33.08.02 "Управление и экономика фармации"12 и 33.08.03 "Фармацевтическая химия и фармакогнозия"13. Таким образом, 2015 г. ознаменовался появлением впервые в истории России ординатуры фармацевтического профиля со сроком обучения 2 года, тогда как продолжительность обучения в интернатуре составляла 1 год. Стоит отметить, что фактически программы ординатуры фармацевтического профиля стали реализовываться с 2017 г., т.е. по завершении последнего выпуска провизоров-интернов [8, 9].

11 Приказ Министерства образования и науки РФ от 27 августа 2014 г. № 1142 "Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по специальности 33.08.01 Фармацевтическая технология (уровень подготовки кадров высшей квалификации)".

12Приказ Министерства образования и науки РФ от 27 августа 2014 г. № 1143 "Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по специальности 33.08.02 Управление и экономика фармации (уровень подготовки кадров высшей квалификации)".

13Приказ Министерства образования и науки РФ от 27 августа 2014 г. № 1144 "Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по специальности 33.08.03 Фармацевтическая химия и фармакогнозия (уровень подготовки кадров высшей квалификации)". 14Утвержденного образовательного стандарта на данный момент нет.

Действующая структура высшего фармацевтического образования в России представлена в табл. 2.

Таблица 2. Действующая структура высшего фармацевтического образования в России

Как отмечалось ранее [10], магистратуру по направлению подготовки 33.04.01 "Промышленная фармация" формально можно отнести к высшему фармацевтическому образованию. Аналогичное отнесение, по нашему мнению, справедливо и для программ подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре (адъюнктуре). Отнесение к высшему фармацевтическому образованию считаем формальным по причине того, что завершение указанных образовательных программ не дает права выпускникам на осуществление непосредственно фармацевтической деятельности, т.е. должности фармацевтических работников по завершении данных программ не предусмотрены.

В рамках фармацевтической деятельности образовательные программы специалитета и ординатуры являются преемственными и взаимосвязанными. Это связано с тем, что освоение программ ординатуры по указанным в табл. 2 специальностям возможно только на базе высшего образования - специалитета по специальности "Фармация". Данная образовательная траектория закреплена ч. 4 ст. 69 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" и Квалификационными требованиями к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки "Здравоохранение и медицинские науки" (далее - Квалификационные требования)15.

15Приказ Министерства здравоохранения РФ от 8 октября 2015 г. № 707н "Об утверждении Квалификационных требований к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки "Здравоохранение и медицинские науки" (в ред. приказа Минздрава России от 15 июня 2017 г. № 328н).

Таким образом, высшее фармацевтическое образование, дающее право на осуществление фармацевтической деятельности, реализуется в рамках программ специалитета и ординатуры.

Вместе с тем снова необходимо отметить, что, в свою очередь, и программы ординатуры фактически стали факультативными, за некоторым исключением, поскольку, как отмечалось ранее, провизоры, обучавшиеся по ФГОС и прошедшие аккредитацию специалиста, имеют право занимать должности фармацевтических работников - провизора или провизора-технолога.

Значение и роль программ подготовки кадров высшей квалификации в ординатуре фармацевтического профиля будут рассмотрены и обсуждены ниже, после анализа ряда нормативных правовых актов, регулирующих допуск к фармацевтической деятельности.

Фармацевтическая деятельность: квалификационные требования

Действующая структура фармацевтических специальностей, составляющих фармацевтическую деятельность, и требования к уровню профессионального образования провизоров, которые регламентируются Квалификационными требованиями, представлены в табл. 3.

Таблица 3. Структура фармацевтической деятельности (фармацевтических специальностей)

Как уже отмечалось, фармацевтическая специальность "Фармация" (в рамках фармацевтической деятельности) была введена приказом Минздрава России от 11 октября 2016 г. № 771 н в рамках перехода к процедуре первичной аккредитации специалистов с учетом сроков и этапов аккредитации специалистов, а также категории лиц, имеющих медицинское, фармацевтическое или иное образование и подлежащих аккредитации специалистов, по которой предусмотрены должности провизора и провизора-технолога.

Как можно заметить, ординатура по специальности 33.08.01 "Фармацевтическая технология" для провизоров, обучавшихся в соответствии с ФГОС и прошедших аккредитацию специалиста, фактически является факультативной, по причине тождественности занимаемой в аптечной организации должности провизора-технолога.

В свою очередь, ординатура по специальности 33.08.03 "Фармацевтическая химия и фармакогнозия" носит императивный характер для занятия должности провизора-аналитика, для которой полный цикл высшего фармацевтического образования представляет собой двухуровневую систему "специалитет-ординатура".

Условно императивный характер носит ординатура по специальности 33.08.02 "Управление и экономика фармации", так как Квалификационными требованиями к руководителям аптечных организаций предъявляется требование о наличии подготовки в ординатуре по данной специальности. Условность отнесения к императивности ординатуры по указанной специальности для будущих руководителей аптечных организаций будет обсуждена ниже.

Тем не менее, как отмечалось выше, ординатура в плане допуска к фармацевтической деятельности не теряет своего значения для провизоров, обучавшихся по ГОС ВПО, но не прошедших по тем или иным причинам интернатуру.

Фармацевтическая деятельность: профессиональные стандарты

В сфере здравоохранения, помимо Квалификационных требований, требования к образованию и обучению стали предъявляться интенсивно внедряемыми профессиональными стандартами. Исключением не стала и область фармации, в которой действуют следующие профессиональные стандарты: "Провизор"18, "Специалист в области управления фармацевтической деятельностью"19 и "Провизор-аналитик"20 (табл. 4). Обособленное место в фармации занимает профессиональный стандарт "Специалист в области клинической лабораторной диагностики"21, который относится к сфере медицинской деятельности и ситуация вокруг которого была описана в статье [11].

18Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 9 марта 2016 г. № 91н "Об утверждении профессионального стандарта "Провизор".

19Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 22 мая 2017 г. № 428н "Об утверждении профессионального стандарта "Специалист в области управления фармацевтической деятельностью".

20Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 22 мая 2017 г. № 427н "Об утверждении профессионального стандарта "Провизор-аналитик".

21Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 14 марта 2018 г. № 145н "Об утверждении профессионального стандарта "Специалист в области клинической лабораторной диагностики".

Таблица 4. Профессиональные стандарты, регулирующие фармацевтическую деятельность

По результатам анализа профессиональных стандартов следует отметить следующее.

Специальность "Фармацевтическая технология" в интернатуре или ординатуре не указана ни в одном из представленных в табл. 4 профессиональных стандартов, что, безусловно, является упущением. Как представляется, в профессиональном стандарте "Провизор" данная специальность должна быть указана, так как приведенный профессиональный стандарт, помимо провизоров, обучавшихся по ФГОС, должен также охватывать и провизоров, обучавшихся по ГОС ВПО и проходивших интернатуру (ординатуру) по специальности "Фармацевтическая технология".

В порядке дискуссии представляет интерес профессиональный стандарт "Специалист в области управления фармацевтической деятельностью". Как видно, в разделе "Требования к образованию и обучению" профессионального стандарта требований по подготовке в интернатуре или ординатуре по специальности "Управление и экономика фармации" не имеется, что вступает в прямое противоречие с Квалификационными требованиями (см. табл. 3). Однако имеется требование к опыту практической работы - не менее 2 лет работы по специальности "Фармация". Как отмечалось ранее, к фармацевтической деятельности по специальности "Фармация" допускаются провизоры, завершившие освоение программы специалитета по ФГОС и успешно прошедшие аккредитацию специалиста. Таким образом, проработав в должности провизора или провизора-технолога не менее 2 лет, такие провизоры смогут занять должность руководителя аптечной организации. Это обстоятельство, собственно, и является обоснованием того, что ординатура по специальности 33.08.02 "Управление и экономика фармации" условно императивна для провизоров, обучавшихся по ФГОС и планирующих стать руководителем аптечной организации, так как срок обучения в ординатуре (2 года) нивелируется стажем работы в аптечной организации по специальности "Фармация". Таким образом, с учетом опыта практической работы полный цикл высшего фармацевтического образования по специальности "Управление и экономика фармации" может реализоваться в рамках одноуровневой системы "специалитет".

В то же время необходимо отметить, что в разделе "Другие характеристики" профессионального стандарта "Специалист в области управления фармацевтической деятельностью" приводится отсылка к наличию подготовки в интернатуре/ординатуре по специальности "Управление и экономика фармации", которая, по всей видимости, относится к провизорам, обучавшимся по ГОС ВПО.

Единственный профессиональный стандарт, который в полной мере корреспондирует с Квалификационными требованиями, это "Провизор-аналитик", согласно которому полный цикл высшего фармацевтического образования по специальности "Фармацевтическая химия и фармакогнозия" представляет собой двухуровневую систему "специалитет-ординатура".

Дискуссия: предложения

На основании анализа образовательных траекторий высшего фармацевтического образования, базирующихся на ФГОС, можно заключить, что полный цикл высшего фармацевтического образования стремится к переходу на одноуровневую систему - уровень специалитета, за исключением специальности "Фармацевтическая химия и фармакогнозия", которая реализуется в рамках двухуровневой системы "специалитет-ординатура".

По всей видимости, вопрос о специальности "Фармацевтическая технология" в рамках фармацевтической деятельности решен, так как по своему функциональному содержанию она сопоставима со специальностью "Фармация" - тождественность должности провизора-технолога. Из чего можно заключить, что ординатура по специальности 33.08.01 "Фармацевтическая технология" теряет свое предназначение и, видимо, будет упразднена. Это подтверждается и размещенными на федеральном портале проектов нормативных правовых актов проектом номенклатуры специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование, и проектом Квалификационных требований к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки "Здравоохранение и медицинские науки", которыми специальность "Фармацевтическая технология" не предусматривается.

В свою очередь, в свете действующего профессионального стандарта "Специалист в области управления фармацевтической деятельностью" остается открытым вопрос об ординатуре по специальности 33.08.02 "Управление и экономика фармации", так как должность руководителя аптечной организации можно занять и без прохождения ординатуры, но при этом необходим стаж практической работы в должности провизора или провизора-технолога не менее 2 лет. Таким образом, для специальности "Управление и экономика фармации" существует альтернативность образовательных траекторий - двухуровневая система "специалитеторди-натура" против одноуровневой "специалитет", но с учетом стажа практической работы для последней модели.

Минимальная продолжительность фармацевтического образования в некоторых западноевропейских странах [12, 14]

В контексте поднятого в статье вопроса представляет интерес анализ продолжительности получения высшего фармацевтического образования в зарубежных странах. В среднем она составляет почти 5 лет [12] (см. рисунок). Больше всего времени для подготовки фармацевтических работников требуется в вузах Нидерландов и Франции - 6 лет. Напротив, в Скандинавских странах (Швеция, Норвегия, Финляндия) подготовка фармацевтического работника предусматривает наименьшую продолжительность обучения - 3-годичный бакалавриат, после которого возможна 2-годичная магистратура, предоставляющая дополнительные полномочия фармацевтическому работнику, например, быть руководителем и/или владельцем аптеки [13].

Таким образом, можно заключить, что в свете требований, действующих в области фармации профессиональных стандартов, высшее фармацевтическое образование в России в плане продолжительности обучения стремится к зарубежным образовательным траекториям.

В порядке дискуссии справедливым будет предложение по сокращению объема программ ординатуры по специальностям 33.08.02 "Управление и экономика фармации" и 33.08.03 "Фармацевтическая химия и фармакогнозия" до 60-70 зачетных единиц (з.е.) со сроком обучения 1 год, т.е. со сроком обучения, эквивалентным таковому в прежней интернатуре. Данное предложение основывается на том, что никогда ранее в истории России 2-годичной послевузовской подготовки в области фармации не было, поэтому 6-летний полный цикл по указанным специальностям был бы более рациональным по сравнению с 7-летним.

Литература

1. Голикова Н.С., Тарасов В.В., Краснюк И.И., Савосина Е.Ф. Тенденции развития высшего фармацевтического образования // Высшее образование в России. 2016. № 2 (198). С. 28-37.

2. Лопатина Н.Б., Пашанова О.В., Кривошеев С.А. Эволюция высшего фармацевтического образования в России // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Проблемы высшего образования. 2018. № 1. С. 80-87.

3. Овод А.И. Формирование системы качества фармацевтического образования // Карельский научный журнал. 2017. Т. 6, № 3 (20). С. 50-53.

4. Меликсетян А.А. Исследование изменения траекторий обучения по специальности "Фармация" // Уральский медицинский журнал. 2017. № 5 (149). С. 143-147.

5. Бреднева Н.Д., Путинцева А.С., Фирсенко Н.П. Анализ требований к структуре, содержанию и результатам освоения основных образовательных программ по специальности "Фармация" // Медицинская наука и образование Урала. 2016. Т. 17, № 4 (88). С. 61-64.

6. Балкизов З.З., Природова О.Ф., Семенова Т.В., Сизова Ж.М. Переход на новую систему допуска к медицинской деятельности: аккредитация и непрерывное медицинское образование // Медицинское образование и профессиональное развитие. 2016. № 4 (26). С. 12-18.

7. Апазов А.Д., Неволина Е.В., Лоскутова Е.Е., Косова И.В., Пятигорская Н.В., Аладышева Ж.И. и др. Оценка квалификаций специалистов в области фармации // Вестник Росздравнадзора. 2016. № 5. С. 124-127.

8. Осипова А.В., Фирсенко Н.П., Антонова К.С. Изучение исторических аспектов последипломного фармацевтического образования в Российской Федерации // Университетская медицина Урала. 2017. Т. 3, № 1 (8). С. 49-52.

9. Угрюмова Т.А., Бреднева Н.Д., Путинцева А.С., Фирсенко Н.П. Контроль качества лекарственных средств и профессиональное обучение специалистов // Вопросы обеспечения качества лекарственных средств. 2017. № 2 (16). С. 26-35.

10. Бодров А.В. Высшее медицинское образование: бакалавриат-магистратура // Медицинское образование и профессиональное развитие. 2018. № 2 (32). С. 160-168.

11. Бодров А.В. Провизор - врач клинической лабораторной диагностики: новые возможности // Медицинское образование и профессиональное развитие. 2018. № 3 (33). С. 98-105.

12. Garattini L., Padula A. From pharmacy faculty to pharmacy shop: still a logical pathway in Europe? // Drugs Ther. Perspect. 2018. Vol. 34, N 2. P. 85-88.

13. Katajavuori N., Hakkarainen K., Kuosa T. et al. Curriculum reform in Finnish pharmacy education // Am. J. Pharm. Educ. 2009. Vol. 73, N 8. Article 151.

14. Atkinson J., Rombaut B. The PHARMINE study on the impact of the European Union directive on sectoral professions and of the Bologna declaration on pharmacy education in Europe // Pharm. Pract. (Granada). 2011. Vol. 9, N 4. P. 188-194