Взаимосвязь успеваемости, академической мотивации и профессионального выгорания с самооценкой качества жизни у студентов старших курсов медицинских специальностей

Резюме

Цель - исследование взаимосвязи качества жизни, связанного со здоровьем (КЖСЗ), с успеваемостью, мотивацией и профессиональным выгоранием с учетом влияния социально-экономических, демографических условий и объективного состояния здоровья студентов медицинских направлений старших курсов.

Материал и методы. Исследование проводилось с 01.02.2017 по 01.05.2018 в Школе биомедицины ФГБОУ ВО "Дальневосточный федеральный университет" Минздрава России и ФГБОУ ВО "Тихоокеанский государственный медицинский университет" Минздрава России. В нем приняли участие 394 студента V-VI курсов. С помощью комплексной анкеты и медицинской документации были собраны данные о демографических характеристиках, социально-бытовых условиях обучения и проживания, заболеваемости. Самооценка КЖСЗ проводилась по анкете "Краткая форма самооценки качества жизни, связанного со здоровьем MOS SF-36". При расчете объема выборочной совокупности была принята доверительная вероятность 95% и доверительный интервал ±5%. Достоверность различий оценивалась при проведении двустороннего анализа дисперсии (ANOVA).

Результаты. Оценка КЖСЗ студентов старших курсов медицинских направлений составила 55,1 балла, что соответствует нижнему квартилю диапазона нормальных оценок. Студенты обследуемой выборки оценили свою мотивацию в 50,6-59,4 балла, уровень профессионального выгорания - в 27,7-40,3 баллов. Средний уровень успеваемости составил 4,1-4,5 балла. КЖСЗ студентов старших курсов медицинских направлений оказалось сильно взаимосвязано с академической успеваемостью (0,61; p<0,01), качеством питания (0,63; р<0,01), мотивацией к обучению (0,45; р<0,05), индексом ко-морбидности (-0,41; р<0,05). Уровень академической успеваемости, кроме того, оказался жестко связан с мотивацией к обучению (0,72; р<0,01]. В свою очередь, уровень мотивации сильно коррелировал с уровнем заболеваемости. Одновременно была отмечена высокая степень отрицательной взаимосвязи мотивации и профессионального выгорания (0,61; р<0,01).

Заключение. Суммарная оценка КЖСЗ может быть использована для исследования корреляции физического и психического здоровья с другими факторами, влияющими на успеваемость студентов медицинских направлений. Студенты-медики оценивают свое КЖСЗ как удовлетворительное, имеют высокую мотивацию к обучению и низкий уровень профессионального выгорания. Среди факторов, коррелирующих с успеваемостью, наиболее сильная связь отмечается между КЖСЗ и академической успеваемостью, качеством питания, мотивацией к обучению, индексом коморбидности.

Ключевые слова:студенты медицинских направлений старших курсов, успеваемость, качество жизни, связанное со здоровьем, мотивация к обучению, профессиональное выгорание, индекс коморбидности, вопросники

Для цитирования: Кузнецов В.В., Кузина И.Г, Косилов К.В., Косилова Е.К., Байрамов Р., Ющенко Н.И., Смирнов Е.А., Каращук Е.В., Зайко А.А. Взаимосвязь успеваемости, академической мотивации и профессионального выгорания с самооценкой качества жизни у студентов старших курсов медицинских специальностей // Медицинское образование и профессиональное развитие. 2019. Т. 10, № 2. С. 52-65. doi: 10.2441 1/2220-8453-2019-12002.

Медицинское образование имеет существенную специфику, связанную со значительными интеллектуальными усилиями, необходимостью овладения большими объемами базовой информации, не связанной с логическими рассуждениями и построениями, облегчающими запоминание. У студентов старших курсов происходит интенсивное углубление представлений о будущей специальности, ее особенностях и проблемных сторонах. Избыточные интеллектуальные и психоэмоциональные нагрузки могут усугублять прочие факторы, негативно влияющие на эффективность обучения и в конечном счете на успешность овладения профессией.

К ключевым факторам, влияющим на академическую успеваемость студентов высших учебных заведений и успешность обучения в целом, относят состояние здоровья и мотивацию к обучению. Состояние здоровья, острые и хронические заболевания, травматизм непосредственно влияют на физическую и психологическую готовность учащихся к эффективному восприятию образовательного процесса [1, 2]. Между тем уровень хронической висцеральной патологии у студентов очень высок и достигает, по некоторым данным, 48-65% [3, 4]. Многочисленные исследования причин заболеваемости студентов показывают, что в большинстве случаев она обусловлена рядом социально-экономических, бытовых, организационных, экологических и иных факторов [5, 6]. В качестве предикторов снижения эффективности обучения и академической успеваемости часто фигурируют нерациональный режим и характер питания, низкая доступность медицинской помощи, неудовлетворительные условия проживания и обучения [7-9]. Более половины студентов не отрицают наличия вредных привычек, а регулярно занимаются спортом и физической культурой менее 1/3.

Одновременно многие авторы обращают внимание на то обстоятельство, что при оценке влияния заболеваемости и общего состояния здоровья на успеваемость объективное состояние здоровья и его субъективное восприятие учащимися по умолчанию считаются жестко взаимосвязанными. Подразумевается, что любая соматическая патология, сопровождающаяся соответствующей симптоматикой, ухудшает самочувствие, определяет снижение КЖСЗ, выводит из зоны физического и психологического комфорта. Однако ряд исследователей обращают внимание на то, что хроническая соматическая патология, особенно у лиц молодого возраста, далеко не всегда сопровождается ухудшением самочувствия, а самооценка КЖСЗ может быть отдельным независимым фактором, влияющим на поведенческую активность в образовательном процессе [10, 11]. Иными словами, на эффективность восприятия учебного материала влияет не только и не столько номинальное состояние здоровья, сколько его субъективная самооценка студентом [12]. В то же время КЖСЗ и его влияние на образовательный процесс в текущей научной литературе освещены недостаточно и фрагментарно [13, 14].

Достаточная рациональная мотивация к образовательному процессу является важным фактором его эффективности и достижения искомого результата. Однако исследования мотивов, приводящих к формированию оптимального поведенческого рисунка, направленного на достижение конечной цели - получение

Взаимосвязь успеваемости, академической мотивации и профессионального выгорания с самооценкой качества жизни у студентов старших курсов медицинских специальностей высшего профессионального образования, - в текущей литературе также недостаточны.

Исследование влияния объективного состояния и субъективных представлений о состоянии здоровья, а также мотивации поведения в отношении приобретения профессиональных навыков могли бы внести важный вклад в понимание процессов формирования успешных образовательных стратегий у студентов. Однако эта задача невыполнима без учета комплексного воздействия всех факторов, влияющих на процесс и успешность обучения в целом. Исходя из вышеизложенного нами была сформулирована следующая цель исследования - провести сравнительный анализ взаимовлияния качества жизни, мотивации к обучению, профессионального выгорания и успешности обучения у студентов старших курсов медицинских направлений.

Материал и методы

В соответствии с протоколом исследования с 01.02.2017 по 01.05.2018 в Школе биомедицины ФГБОУ ВО "Дальневосточный федеральный университет" Минздрава России и ФГБОУ ВО "Тихоокеанский государственный медицинский университет" Минздрава России был проведен стратифицированный по гендерному признаку отбор 394 студентов IV-VI курсов [203 (51,6%) женщины, 191 (48,4%) мужчина, средний возраст - 22,3 года]. Средняя частота отклика составила 93,3%. Демографические и социально-экономические характеристики студентов и их распределение по специальностям представлены в табл. 1.

Критерии исключения: академический отпуск, академическая задолженность на текущем курсе, второе высшее образование.

Информация о демографических характеристиках, социально-бытовых условиях обучения и проживания, заболеваемости была собрана с использованием комплексной анкеты самооценки социально-экономического и медицинского статуса студента вуза; амбулаторной карты больного, получающего помощь в амбулаторных условиях (форма 025/у); журнала учета приема больных, которым предоставлен лечебный отпуск (форма 001-1/у); врачебно-контрольной карты диспансерного наблюдения (форма 062/у). Самооценка КЖСЗ проведена по международной анкете "Краткая форма самооценки качества жизни, связанного со здоровьем, MOS SF-36" (MOS SF - Medical Outcomes Study-Short Form). При выборе оптимального для данного исследования инструмента мы принимали во внимание валидизацию вопросника в Российской Федерации, широкий спектр изучаемых переменных, характеризующих КЖСЗ (включая социальные, психологические и физические характеристики); отсутствие узкоспециализированных доменов (например, изучение фертильности), адекватность возрастному диапазону обследуемых [12-15]. Вопросник MOS SF-36 краток, имеет удобные для восприятия и понимания неподготовленными респондентами шкалы, авторы избегают акцентуации внимания на направлениях, специфичных для определенных заболеваний. MOS SF-36 содержит 8 блоков, которые группируются в 2 основные шкалы - физическое и психическое здоровье (ФЗ, ПЗ). К 1-й шкале относятся домены: физическое функционирование (ФФ), ролевое функционирование (РФ), соматическая боль (СБ), общее самочувствие (ОС); ко 2-й: жизнестойкость (ЖС), социальное функционирование (СФ), эмоциональный статус (ЭС), психологический комфорт (ПК). Возможная оценка в каждой из шкал варьирует от 0 до 100 баллов, где 100 означает максимально позитивный ответ.

Шкала академической мотивации (Гордеева модификация шкалы Валлеранда) была использована для оценки поведенческой мотивации в отношении образовательного процесса. Шкала содержит 16 вопросов, максимально позитивный ответ оценивается в 5 баллов. По вопроснику К. Маслач и С. Джексон (с дополнениями Н.Е. Водопьяновой) мы изучали профессиональное выгорание старшекурсников. Шкала содержит 22 вопроса, максимально позитивный ответ оценивается в 6 баллов. Вопросник содержит субшкалы: эмоциональное истощение (максимум 54 балла), деперсонализации (30 баллов), редукции персональных достижений (48 баллов).

Корреляционный анализ взаимосвязи композитных (усредненных) оценок физического и психического здоровья с каждой соответствующей одномерной оценкой этих блоков был проведен для определения возможности исследования суммарного влияния КЖСЗ на успеваемость и взаимовлияние КЖСЗ с другими факторами. Процедура вычисления композитных оценок была аналогична оценке единиц взвешенных коэффициентов. При удельном взвешивании многомерных конструкций и формировании базовых композитных оценок достоверно усиливается стабильность результатов по независимым выборкам, что дает возможность повысить адекватность интерпретации [16].

При расчете объема выборочной совокупности были приняты доверительная вероятность 95% и доверительный интервал ±5%. Достоверность различий оценивалась с использованием двустороннего анализа дисперсии (ANOVA). Взаимосвязь факторов влияния оценивалась по коэффициенту корреляции Спирмена. Методом взвешенных наименьших квадратов проводился регрессионный анализ для выявления взаимосвязей показателей КЖСЗ, переменных мотивации, успеваемости и выгорания, а также ряда социально-экономических и демографических параметров.

Тест Вальда использовался для проверки на ограничения отсутствующих параметров. Статистический анализ проведен с использованием прикладной программы Statistica 6.0.

Результаты

Всего в 28 (7,1%) анкетах из-за допущенных ошибок либо из-за отказа респондентов мы не получили полных ответов. В 19 (4,8%) случаях студенты не ответили на вопрос о личном индивидуальном и/или семейном доходе, еще в 7 (1,8%) случаях мы не получили ответ на вопрос о наличии вредных привычек, в 2 случаях при ответах на вопросы были допущены технические ошибки. Влияние недостающей информации на сравнение между группами, согласно тесту Вальда, оказалось недостоверно.

В процессе анализа гендерных различий мы не выявили достоверных диспропорций между тождественными параметрами, за исключением интенсивности курения и занятий спортом (оба параметра оказались выше у студентов-мужчин с р<0,05).

Самооценка физического и психического здоровья студентов медицинских направлений, обучающихся на старших курсах, в графическом виде представлена на рис. 1.

Согласно полученным данным, ролевое функционирование студентов оказалось существенно ниже нормы (39,2 балла), психологический комфорт, эмоциональный статус и самочувствие студенты также оценивали сравнительно невысоко - соответственно в 52,4; 49,8 и 51,3 балла. Однако большинство студентов отметили отсутствие соматической боли, высокий уровень жизнестойкости и социального функционирования (60,6; 58,5).

Суммарные показатели самооценки физического и психического здоровья оказались в пределах нормы и достоверно не отличались друг от друга (54,8/55,3; р>0,05). Общая композитная оценка КЖСЗ составила 55,1 балла.

В табл. 2 приведены результаты исследования успеваемости, академической успеваемости и профессионального выгорания у студентов-медиков старших курсов. Средняя успеваемость составила 4,1-4,5 балла, самооценка академической мотивации - 50,6-59,4 балла, уровень профессионального выгорания - 27,7-40,3 балла. Уровень различий между показателями среди студентов разных направлений оказался статистически недостоверным (р>0,05).

На рис. 2 в графическом виде представлены коэффициенты корреляции композитной (обобщенной) оценки КЖСЗ с каждой одномерной оценкой физического и психического состояния студентов. Как видно из представленного материала, связь каждой отдельной оценки и суммарного уровня КЖСЗ находится в пределах диапазона r=0,58-0,92 (р<0,05 во всех случаях). Таким образом, композитная оценка КЖСЗ является валидным индикатором состояния здоровья с учетом вклада каждого отдельно взятого изучаемого параметра.

При анализе корреляции нулевого уровня (табл. 3) было установлено, что КЖСЗ наиболее сильно взаимосвязано с качеством питания (0,63; р<0,01), академической успеваемостью (0,61; р<0,01), мотивацией к обучению (0,45; р<0,05), индексом коморбидности (-0,41; р<0,05). Самооценка КЖСЗ оказалась слабо связана с условиями проживания (0,31; р<0,05) и профессиональным выгоранием (0,29; р<0,01). В то же время связь КЖСЗ с возрастом, уровнем доходов, вредными привычками, активными занятиями спортом оказалась низкой.

Мы также обнаружили, что уровень дохода сильно взаимосвязан с качеством питания (0,67; р<0,05) и условиями проживания (0,39; р<0,05), а условия проживания - с занятиями физической культурой и спортом (0,49; р<0,01), индексом комор-бидности (0,39; р<0,05), успеваемостью (0,37; р<0,05). Кроме того, в исследуемой выборке индекс коморбидности коррелировал с качеством питания (0,42; р<0,05), успеваемостью (-0,56; р<0,05) и мотивацией к обучению (0,39; р<0,05), наличием вредных привычек (0,33; р<0,05). Была обнаружена также средней степени взаимосвязь занятий спортом с успеваемостью (0,38; р<0,05), профессиональным выгоранием (-0,32; р<0,05), наличием вредных привычек (-0,37; р<0,05). Академическая мотивация жестко коррелировала с успеваемостью (0,72; р<0,01) и профессиональным выгоранием (-0,61; р<0,05).

Обсуждение

Исследование было направлено на выявление взаимосвязи КЖСЗ с академической успеваемостью, мотивированностью к учебе, профессиональным выгоранием на фоне влияния других социально-экономических, демографических и поведенческих факторов.

При сравнении параметров социально-экономического статуса разных групп мы выяснили, что между их значениями нет достоверных различий. Это позволило в дальнейшем анализировать их значимость и взаимосвязь с КЖСЗ, а также с успеваемостью и профессиональным выгоранием для всей выборки в целом, без дробления на подгруппы. Полученные данные хорошо согласовались с результатами других авторов, исследовавших социально-экономический и демографический статус студентов медицинских направлений [18-19].

Анализ взаимосвязи композитной оценки КЖСЗ, суммарных показателей физического и психологического статуса и отдельных доменов позволил установить, что усредненный показатель КЖСЗ коррелирует с ними в пределах r=0,58-0,92 (р<0,05), поэтому для рационального упрощения модели регрессии мы использовали усредненную композитную оценку КЖСЗ, валидно отражающую весь спектр маркеров качества жизни. Подобный подход использовался ранее другими авторами при решении сходных задач [10, 12, 13].

К наиболее интересным и значимым результатам, полученным по итогам исследования, на наш взгляд, можно отнести обнаружение взаимосвязи среднего уровня КЖСЗ с академической успеваемостью (0,61; р<0,01), качеством питания (0,63; р<0,01), мотивацией к обучению (0,45; р<0,05), индексом коморбидности (-0,41; р<0,05).

Если корреляция между показателем КЖСЗ и качеством питания, а также индексом коморбидности описывалась ранее [7, 9, 11], то взаимосвязь качества жизни с академической успеваемостью и мотивацией к обучению у студентов-медиков старших курсов было описано нами впервые. Возможно, объяснение этих взаимосвязей лежит в плоскости психоэмоциональных реакций студентов на ухудшение самочувствия при реальных или мнимых патологических состояниях. В то же время мы обнаружили лишь слабую взаимосвязь КЖСЗ с занятиями спортом и наличием вредных привычек, о чем ранее сообщали другие авторы. Это может быть связано с относительно небольшим распространением вредных привычек среди старшекурсников медицинского профиля и соответственно недостаточным числом случаев для корректного сравнения с показателем качества жизни.

Мы также обнаружили, что академическая успеваемость, помимо КЖСЗ, жестко связана с мотивацией к обучению (0,72; р<0,01), а также имеет средней степени взаимосвязь с индексом коморбидности (-0,56; р<0,01), условиями проживания (0,37; р<0,05) и занятиями спортом (0,38; р<0,05). Если положительное влияние сильной мотивации к обучению и негативное - к заболеваемости закономерно и не нуждается в интерпретации, то влияние спорта и условий проживания на успеваемость у старшекурсников медицинского профиля неочевидно и не обсуждалось в литературе. Возможно, высокий уровень физической активности стимулирует вегетативную регуляцию, дисциплинирует студента и в конечном счете повышает когнитивные возможности, что приводит к повышению успеваемости. В свою очередь комфортные бытовые условия также позволяют высвободить дополнительное время на обучение, что способствует его успешности.

Мотивация к обучению, как оказалось, наиболее сильно коррелировала, помимо КЖСЗ, с уровнем заболеваемости, которая выступала отвлекающим, раздражающим, дезорганизующим фактором, что вполне закономерно. Этот результат подтверждает более ранние исследования взаимовлияния мотивации к обучению и заболеваемости, предпринятые у студентов других специальностей [3, 5, 13]. Одновременно была отмечена высокая степень отрицательной взаимосвязи мотивации и профессионального выгорания (0,61; р<0,01).

К ограничениям данного исследования следует отнести относительно небольшой диапазон изученных социально-экономических и демографических факторов, влияющих на успеваемость, одновременно с КЖСЖ и индексом коморбидности. Мы также не сопоставили эти факторы у студентов младших и старших курсов медицинских специальностей. Эти вопросы стали предметом дальнейших исследований.

Результаты этой работы могут быть использованы при разработке здоровьесберегающих программ и технологий, а также при прогнозе академической успеваемости и приверженности избранной профессии у студентов медицинских университетов.

Выводы

1. Социально-экономические и демографические, а также поведенческие характеристики и заболеваемость у студентов медицинских специальностей разных направлений статистически однородны.

2. Композитная суммарная самооценка качества жизни студентов старших курсов медицинских специальностей достоверно взаимосвязана с оценкой психического и физического статуса и каждого домена КЖСЗ и может быть использована как универсальный индикатор состояния КЖСЗ при сопоставлении с другими факторами влияния на эффективность обучения.

3. Суммарная композитная оценка КЖСЗ студентов старших курсов медицинских направлений составляет 55,1 балла, что соответствует нижнему квартилю диапазона нормальных оценок. Самооценка физического статуса равна 54,8 балла, психического статуса - 55,3 балла, что также соответствует норме.

4. У студентов старших курсов медицинских специальностей отмечаются высокий уровень мотивации к обучению (50,6-59,4 балла) и низкий средний балл профессионального выгорания (27,7-40,3). Средний уровень успеваемости составляет 4,1-4,5 балла по итогам 2 сессий.

5. КЖСЗ студентов старших курсов медицинских направлений сильно взаимосвязано с академической успеваемостью (0,61; р<0,01), качеством питания (0,63; р<0,01), мотивацией к обучению (0,45; р<0,05), индексом коморбидности (-0,41; р<0,05).

Уровень академической успеваемости, кроме того, оказался жестко связан с мотивацией к обучению (0,72; р<0,01). В свою очередь уровень мотивации сильно коррелировал с уровнем заболеваемости. Одновременно была отмечена высокая степень отрицательной взаимосвязи мотивации и профессионального выгорания (0,61; р<0,01).

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Литература

1. Иванова П.Ф., Люкина А.Н., Петрова М.П., Савельев В.Н. Влияние заболеваемости на успеваемость студентов ИГМА лечебного и педиатрического факультетов // Синергия наук. 2018. № 19. С. 925-929.

2. Загородников А.Г., Попов В.И., Загородников Г.Г., Горичный В.А. Взаимосвязь общей заболеваемости с успешностью обучения курсантов различных соматотипов // Вестн. Рос. воен.-мед. акад. 2014. № 4 (48). С. 182-184.

3. Били-Лазарь А.А., Хлебутина Э.В., Вольский В.В. Причины ухудшения состояния здоровья студенческой молодежи // Успехи современного естествознания. 2013. № 10. С. 192.

4. Бабина В.С. Проблемы здоровья студенческой молодежи // Молодой ученый. 2015. № 11. С. 572-575.

5. Здоровье студентов: социологический анализ / отв. ред. И.В. Журавлева; Институт социологии РАН. М., 2012. 252 с.

6. Артеменков А.А. Комплексная программа оздоровления студентов с дезадаптивными расстройствами // Рос. мед. журн. 2017. № 3. С. 142-147.

7. Николаева Н.И., Порфирьева Т.И., Гуменюк В.И. Неблагоприятные факторы образовательного пространства // Здравоохр. Рос. Федерации. 2011. № 1. С. 28-31.

8. Проскурякова Л.А., Лобыкина Е.Н. Структура и оценка эффективности мероприятий системы сохранения здоровья студентов // Гиг. и сан. 2017. № 1. С. 79-84.

9. Новохатская Э.А., Яковлева Т.П., Калитина М.А. Заболеваемость студентов, обусловленная характером питания в современных условиях обучения // Пробл. соц. гиг. и история мед. 2017. № 5. С. 281-285.

10. Ирихин Н.В., Журавлев Ю.И., Жернакова Н.И., Чефранова Ж.Ю. и др. Сравнительный анализ объективной и субъективной оценок здоровья студентов в ходе реализации инновационной образовательной программы "Здоровьесбережение" // Вестн. ТГУ. 2009. № 6 (74). С. 149-153.

11. Бянкина Л.В., Изотова В.М., Хотимченко А.В., Цуман Н.А. Самооценка здоровья студентами профессиональных учебных заведений Хабаровска как составляющая их психофизиологического состояния // Ученые записки. 2014. № 4 (110). С. 24-28.

12. Корниенко Д.С., Козлов А.И., Отавина М.Л. Взаимосвязь самооценок здоровья и психологического благополучия у практически здоровых и имеющих хронические заболевания молодых людей // Гиг. и сан. 2016. № 6. С. 577-581.

13. Алексеенко С.Н., Дробот Е.В. Категории жизнестойкости и качества жизни у студентов медицинского вуза в сопряженности с самооценкой здоровья // Земской врач. 2014. № 2 (23). С. 41-44.

14. Gabrielsen L.E., Abildsnes E., Stea T.H., Omfjord C.S. et al. Exploring the relationship between physical activity, life goals and health-related quality of life among high school students: a cross-sectional study // BMC Public Health. 2016. Vol. 16. P. 709.

15. Попов В.И., Мелихова Е.П. Изучение и методология качества жизни студентов // Гиг. и сан. 2016. № 9. С. 879-887.

16. Figueredo A.J., McKnight P.E., McKnight K.M., Sidani S. Multivariate modeling of missing data within and across assessment waves // Addiction. 2000. Vol. 95, suppl. 3. P. S361-S380.

17. Шайдакова Н.В. Демонстративное потребление молодежи из семей с разным социально-экономическим статусом // Психология. Экономика. Право. 2014. № 2. С. 22-30.

18. Герцик Ю.Г. Социально-экономические основы государственной политики по сохранению и укреплению здоровья молодежи в высших учебных заведениях // Вестн. восстановительной медицины. 2016. № 1. С. 10-13.

19. Негашева М.А. Влияние социально-экономических факторов на морфологические параметры студенческой молодежи Москвы и области // Экология человека. 2007. № 1. С. 60-63.

References

1. Ivanova P.F., Lyukina A.N., Petrova M.P., Savel’yev V.N. Influence of morbidity on the academic performance of students of the IGMA of medical and pediatric faculties. Sinergiya nauk [Synergy of Sciences]. 2018; (19): 925-9. (in Russian)

2. Zagorodnikov A.G., Popov V.I., Zagorodnikov G.G., Gorichnyy V.A. The relationship of general morbidity with the success of training students of various somatotypes. Vestnik Rossiyskoy voyenno-meditsinskoy akademii [Bulletin of the Russian Military Medical Academy]. 2014; 4 (48): 182-4. (in Russian)

3. Bili-Lazar’ A.A., Khlebutina E.V., Vol’skiy V.V. The reasons for the deterioration of the health status of student. Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya [Successes of Modern Natural Science]. 2013; (10): 192. (in Russian)

4. Babina V.S. Problems of health of student youth. Molodoy uchoniy [Young Scientist]. 2015; (11): 572-5. (in Russian)

5. Student health: a sociological analysis. In: I.V. Zhuravleva (ed.). Moscow: Institut Sotsiologii RAN, 2012: 252 p. (in Russian)

6. Artemenkov A.A. Comprehensive program of rehabilitation of students with maladaptive disorders. Rossiyskiy meditsinskiy zhurnal [Russian Medical Journal]. 2017; (3): 142-7. (in Russian)

7. Nikolayeva N.I., Porfir'yeva T.I., Gumenyuk V.I. Unfavorable factors of the educational space. Zdravookhranenie Rossiyskoy Federatsii [Health Care of the Russian Federation]. 2011; (1): 28-31. (in Russian)

8. Proskuryakova L.A., Lobykina E.N. Structure and evaluation of the effectiveness of measures for the preservation of student health. Gigiena i sanitariya [Hygiene and Sanitation]. 2017; (1): 79-84. (in Russian)

9. Novokhatskaya E.A., Yakovleva T.P., Kalitina M.A. The incidence of students due to the nature of nutrition in modern learning environments. Problemy sotsial’noy gigieny i istoriya meditsiny [Problems of Social Hygiene and Medical History]. 2017: (5): 281-5. (in Russian)

10. Irikhin N.V., Zhuravlev Yu.I., Zhernakova N.I., Chefranova Zh.Yu., et al. Comparative analysis of objective and subjective assessments of students' health in the course of the implementation of the innovative educational program "Health Conservation". Vestnik TGU [TSU Bulletin]. 2009; 6 (74): 149-53. (in Russian)

11. Byankina L.V., Izotova V.M., Khotimchenko A.V., Tsuman N.A. Self-assessment of health by students of professional educational institutions of Khabarovsk as a component of their psycho-physiological state. Uchenye zapiski [Scientific Notes]. 2014; 4 (110): 24-8. (in Russian)

12. Korniyenko D.S., Kozlov A.I., Otavina M.L. Interrelation of self-assessments of health and psychological well-being in practically healthy and having chronic diseases of young people. Gigiena i sanitariya [Hygiene and Sanitation]. 2016; (6): 577-81. (in Russian)

13. Alekseyenko S.N., Drobot E.V. Categories of resilience and quality of life for students of medical universities in conjunction with self-esteem health. Zemskoy vrach [Country Doctor]. 2014; 2 (23): 41-4. (in Russian)

14. Gabrielsen L.E., Abildsnes E., Stea T.H., Omfjord C.S., et al. Exploring the relationship between physical activity, life goals and health-related quality of life among high school students: a cross-sectional study. BMC Public Health. 2016; 16: 709.

15. Popov V.I., Melikhova E.P. The study and methodology of the quality of life of students. Gigiena i sanitariya [Hygiene and Sanitation]. 2016; (9): 879-87. (in Russian)

16. Figueredo A.J., McKnight P.E., McKnight K.M., Sidani S. Multivariate modeling of missing data within and across assessment waves. Addiction. 2000; 95 (3): S361-80.

17. Shaydakova N.V. Demonstrative consumption of young people from families with different socio-economic status. Psikhologiya. Ekonomika. Pravo [Psychology. Economy. Right]. 2014; (2): 22-30. (in Russian)

18. Gertsik Yu.G. Socio-economic basis of state policy on preserving and strengthening the health of young people in higher educational institutions. Vestnik vosstanovitel’noy meditsiny [Bulletin of Restorative Medicine]. 2016; (1): 10-3. (in Russian)

19. Negasheva M.A. The influence of socio-economic factors on the morphological parameters of student youth in Moscow and the region. Ekologiya cheloveka [Human Ecology]. 2007; (1): 60-3. (in Russian)