Блог Рональда Хардена

Искусственный интеллект и персонализированное обучение; навыки, необходимые для работы в будущем, запрет европейских научных спонсоров на публикации получателей грантов в платных журналах и многое другое

Опубликовано 19.10.2018

Как было рассказано в юбилейном августовском выпуске 2018 г. журнала "Medical Teacher", на повестке дня в медицинском образовании стоит адаптивное обучение. А куда же вписывается искусственный интеллект (ИИ)? Есть интересный пост в блоге ALTC (https://altc.alt.ac.uk/blog) от Richard Price: "Искусственный интеллект - хайп или реальность?". Там описан эксперимент с некоторыми средствами ИИ, который позволяет посмотреть, как они могут улучшить результаты обучения. В 1-м эксперименте использовался инструмент, разработанный Filtered, он оценивает возможности индивида в сфере цифровых технологий, а затем рекомендует наиболее подходящие ресурсы для удовлетворения потребностей этого обучающегося. Обучающийся взаимодействует с интерфейсом чат-бота, выполняющим оценки, а ИИ предоставляет ему список ресурсов, отсортированных в порядке приоритетности их изучения. Исследование завершится в конце декабря 2018 г. Во 2-м эксперименте с ИИ оцениваются типы личности и стили мышления студентов-медиков и медицинских сестер, чтобы предоставить обучающие подсказки и проинформировать преподавателей о том, как адаптировать механизмы поддержки к конкретному человеку. Для определения типа личности используется инструмент, основанный на IBM Watson.

Навыки, необходимые для работы в будущем

Новый доклад Всемирного экономического форума "Будущее профессий" описывает 10 навыков, которые станут залогом успеха во время 4-й промышленной революции.

1. Решение комплексных проблем.

2. Критическое мышление.

3. Творческий подход.

4. Управление кадрами.

5. Взаимодействие с другими участниками.

6. Эмоциональный интеллект.

7. Суждения и принятие решений.

8. Клиентоориентированность.

9. Ведение переговоров.

10. Когнитивная гибкость.

Европейские спонсоры научных исследований запрещают получателям грантов размещать публикации в журналах с платной подпиской

Это заголовок статьи, написанной Martin Enserink. Он сообщает, что 11 национальных фондовых организаций в Европе, которые совместно тратят около 7,6 млрд евро в год на исследования, теперь будут требовать, чтобы каждый документ, который они финансируют, был в свободном доступе с момента публикации. Однако это невозможно, учитывая задержки в 6-12 мес, которые требуются многим подписным изданиям, прежде чем статья будет открыта для доступа, а также будет разрешена публикация в так называемых гибридных журналах, которые взимают плату за подписку, но требуют платы за доступ к отдельным статьям. Таким образом, исследователям не разрешат публиковаться в журналах "Nature", "Science", "Cell" и "The Lancet".

Правильно ли вы используете учебное пространство?

Проектирование и использование учебного пространства остается актуальным вопросом. После полезного и успешного доклада на предыдущей конференции AMEE Jonas Nordquist, Kristina Sundberg и Andrew Laing подготовили Руководство AMEE № 107 "Соответствие учебных помещений учебному плану". В презентации к докладу есть несколько интересных идей, прежде всего основанных на опыте Вестминстерского университета [Nordquist J., Sundberg K., Laing A.. Aligning physical learning spaces with the curriculum: AMEE Guide No. 107. Med Teach. 2016; 38 (8): 755-68].

Советы по проведению сложных разговоров

В тот или иной момент всем нам приходится вести трудный разговор со студентом, обучающимся или коллегой. В сообщении блога Connected Principles от 27 сентября 2018 г. David Geurin дает 7 советов по ведению сложного разговора в контексте беседы со студентами, хотя они применимы гораздо шире. Мы часто избегаем сложных разговоров, потому что не уверены в их продуктивности или опасаемся, что они могут вызвать сильные эмоции. David Geurin предлагает подходы, способствующие осмыслению и пониманию.

Здравый смысл

В разделе моей новой книги "Восемь ролей учителя в медицине", написанной в соавторстве с Pat Lilley и опубликованной издательством Elsevier в июле 2018 г., посвященном преподавателю в роли поставщика информации, мы описываем концепцию информационной пирамиды. В нижней части пирамиды находится осознание темы, а в верхней - здравый смысл. George Couros ведет полезный блог на тему развития здравого смысла у детей в школах (https://georgecouros.ca/blog/archives/8408). Он приводит цитату из книги Andy Andrews "Семь решений: понимание ключей к личному успеху" ("The Seven Decisions: Understanding the Keys to Personal Success"): "Поиск здравого смысла - это не то же самое, что получение знаний: здравый смысл подразумевает интуитивный элемент, понимание, полученное из личного опыта, которое помогает нам принимать решения в своей жизни. Поиск здравого смысла должен быть непрерывным процессом". Для примера George Couros говорит, что "знание - это осведомленность о том, что помидор является ягодой. Здравый смысл заключается в том, чтобы не класть его во фруктовый салат". В своем блоге он спрашивает, достаточно ли внимания образование уделяет здравому смыслу. Он утверждает, что здравый смысл следует развивать на всех уровнях образования.

Вакансии в сфере медицинского образования

Было высказано предположение о том, что с учетом текущих финансовых ограничений количество вакансий в медицинском образовании находится под угрозой. Я был рад видеть объявления о вакантных должностях лекторов в области медицинского образования в Кардиффе и Данди (Великобритания). Международная ассоциация по медицинскому образованию (AMEE) также объявила вакансию и в ближайшее время назначит сотрудника с опытом в области образования для дальнейшего развития курсов ESME (Essential Skills in Medical Education) и других образовательных инициатив AMEE.

Студенты и журнал "Medical Teacher"

На меня произвело впечатление количество хорошо написанных и продуманных писем от студентов в адрес "Medical Teacher", в которых они комментируют статьи, опубликованные в журнале. Авторы, по-видимому, учатся в 4 или 5 медицинских школах Великобритании. Я не знаю, является это частью их учебной программы или они получили специальную подготовку, связанную с критическим рецензированием и написанием текстов. Однако наличие публикации действительно имеет значение, когда дело доходит до поступления на постдипломное обучение.

"Болезнь" издержек Баумоля

В последнем блоге я упоминал книгу Larry Cuban об изменениях, произошедших в учебных классах в США с 1880 по 1990 г. В своем недавнем блоге (https://larrycuban.wordpress.com/2018/08/12/paradoxes-of-efficiency-in-education-part-2/) от 12 августа 2018 г. он описал, как внедрение инноваций для повышения эффективности может привести к еще большей неэффективности. Этот парадокс эффективности представляет собой "болезнь" издержек Баумоля (https://en.wikipedia.org/wiki/Baumol%27s_cost_disease). В качестве примера можно привести транспорт: экономичные автомобили, внедренные для снижения выбросов газов, повышают спрос на такие автомобили, выводя на дорогу больше автомобилей и увеличивая, а не уменьшая выбросы газов. В университетах компьютеризация делопроизводства и управления привела к увеличению, а не уменьшению административного персонала. Относительно внедрения новых технологий предполагается, что технологически обусловленная эффективность может привести к неэффективности в отношении отсева учащихся и фрустрации среди преподавателей и учащихся. Утверждается, что у нас нет принятого способа аргументировать экономическую эффективность обучения. Вместе с тем вопрос о затратах на образование привлекает определенное внимание. Степень актуальности эффекта Баумоля в медицинском образовании является предметом обсуждений. Увеличение размера курса не обязательно снижает качество образования, и для повышения его эффективности могут быть использованы различные технологии.

Тирания количественных показателей

На 2-м Саммите по компетентностно-ориентированному подходу в медицинском образовании в Базеле (Швейцария) в августе 2018 г. была дана ссылка на книгу "Тирания показателей" Jerry Muller ("The Tyranny of Metrics"). В книге подчеркивается, что учителя, врачи, исследователи и управленцы вынуждены жертвовать профессиональными целями, которые они ценят, чтобы улучшить свои количественные показатели. Jerry Muller утверждает, что количественные показатели переключают внимание на тесты и измерения, а баллы, получаемые при таком тестировании, создают порочные стимулы для преподавателей. Это совершенно верно в отношении национальных экзаменов в медицинском образовании.

Ключевые компоненты фиксации количественных показателей, согласно Jerry Muller, таковы.

■ "Вера в то, что возможно и желательно заменить суждение, приобретаемое через личный опыт и талант, количественными показателями сравнительных результатов на основе стандартизованных данных (количественных показателей).

■ Убеждение, будто общедоступность (прозрачность) таких показателей подтверждает то, что вузы действительно выполняют свои функции (подотчетность).

■ Убеждение в том, что лучший способ мотивировать людей в этих организациях - увязать поощрение и штрафы с измеренными числовыми показателями их эффективной работы, вознаграждением, которое является либо денежным (оплата по результатам работы), либо нематериальным в виде репутации (рейтинга)".

Фиксация показателей, утверждает он, поддерживает постоянство этих убеждений, несмотря на непреднамеренные негативные последствия, которые возникают во время их применения на практике.

Bill Burdick обратил мое внимание на видеозапись презентации, которую сделал Jerry Muller и которую стоит посмотреть: https://www.c-span.org/video/?441850-2/the-tyranny-metrics.

Была ли "смерть" лекции сильно преувеличена?

"Times Higher Education" (19 июля 2018 г.) сообщила о жарких дебатах на тему роли лекций на Саммите педагогического мастерства, состоявшемся в Глазго. В программном выступлении Carl Wieman, физик, лауреат Нобелевской премии из Стэнфордского университета, утверждал, что "больше нет смысла читать лекции". James Conroy, заместитель директора Университета Глазго по интернационализации, ответил на заявления о том, что лекции почти всегда приводили к худшим результатам у студентов, чем активное обучение, называя претензии "недоделанной ерундой" и "конским навозом". Carl Wieman ранее утверждал, что вера в ценность традиционных лекций сродни вере в кровопускание в эпоху современной доказательной медицины. Однако Amanda Fulford и Aine Mahon выступили с научной защитой лекций в статье, опубликованной в предыдущем выпуске "Times Higher Education" (10 мая 2018 г.). Они предположили, что лекцию не следует понимать с точки зрения однонаправленного способа передачи информации - монологической формы коммуникации, в которой студенты являются просто пассивными реципиентами. Вместо этого ее следует рассматривать как особую форму взаимодействия людей. Роль лектора еще актуальна, как обсуждалось в моей недавно опубликованной в соавторстве с Pat Lilley книге "Восемь ролей преподавателя в медицине". В Руководстве AMEE № 22 Brown и Manogue предполагают, что не бывает плохих лекций, бывают плохие лекторы.

Смелые исследования с высоким риском

Wellcome Trust запустил новую схему финансирования в размере 250 млн фунтов стерлингов для поддержки амбициозных проектов, которые могут коренным образом изменить науку или способствовать изменению здоровья нации в течение 5-10 лет. Эти 250 млн фунтов стерлингов составляют только 5% расходов фонда Wellcome в течение 5 лет. Слишком часто исследования в области медицинского образования направлены на улучшение того, что мы уже делаем, а не на коренное изменение процесса образования. В юбилейном номере журнала "Medical Teacher" за октябрь 2018 г. представлены интересные и провокационные идеи о том, как будет выглядеть медицинская школа будущего. Возможно, нам нужно финансирование исследований для изучения таких инновационных подходов. Наряду с бюджетом, специально выделяемым на перспективные инновации, нам необходим более значительный общий бюджет на исследования в области образования в сфере здравоохранения.

Уроки прошлого

Те, кто работает в системе образования, зачастую не очень хорошо разбираются в ранних разработках в этой области. В научных работах часто упоминаются только последние публикации в сфере образования. Мне было интересно прочитать книгу Larry Cuban "Как преподавали учителя", которая была частью исследования серии "Преподавание" и рассматривала последовательность и изменения, имевшие место в американских учебных классах с 1880 по 1990 г. Меня особенно интересовало описание так называемой "Программы деятельности", введенной в 1934 г. в качестве 6-летнего эксперимента. John Loftus, бывший директор школы с репутацией внедри-теля инновационных программ, руководил программой и, выступая перед учителями, назвал Программу деятельности "бунтом против вербализма", так называемым "мастерством учебников" и буквальным "декламированием". Обучение было адаптировано под каждого ребенка. "Конгениальная группа", или комитет, была типичной для методов деятельности, как и "комплексная учебная программа". Все они являются частью сегодняшней повестки дня в области медицинского образования. 64% учителей в отдельных школах предпочли новую программу, в то время как в обычных школах 93% были довольны своей текущей практикой и выступали за обычные программы. Интересно, какой процент сегодняшних учителей медицины доволен своей текущей практикой и не видит необходимости в больших переменах?

Прорывные инновации

Устойчивые инновации и инновации, направленные на эффективность, - более распространенные явления, чем прорывные инновации. В статье Flavin и Quintero "Технологии исследований и обучения" (2018) были рассмотрены опубликованные институциональные стратегии обучения, преподавания и оценки в высшем образовании Великобритании. В статье анализируются такие категории инноваций, как прорывные, устойчивые и инновации в эффективности. Авторы приходят к выводу, что стратегии обучения в вузах свидетельствуют не только о готовности вузов к адаптации, но и о нежелании нарушать привычный ход работы. Политика вузов чаще имеет тенденцию к улучшению и скорее будет стремиться к устойчивости или эффективности, чем к разрушительным инновациям. Инициатива студентов и преподавателей в использовании прорывных технологий в значительной степени игнорировалась. В статье "Электронное обучение - синица в руках или журавль в небе?" я предположил, что электронное обучение чаще используется для того, чтобы сделать обучение более эффективным или действенным и делать лучше то, что мы уже делаем, а не для поддержки новых подходов к преподаванию и обучению, таких как адаптивное обучение [Harden R.M. E-learning-caged bird or soaring eagle? Med Teach. 2008; 30 (1): 1-4)].

Технологии и роль преподавателя

Я только что прочел книгу Bertalan Mesko "Руководство по медицине будущего" с подзаголовком "Технологии и человеческий фактор". Он описал повседневную медицинскую технологию, рождающую решения, которые были материалом для научной фантастики всего несколько лет назад. Он утверждает, что эти тенденции могут быть подхвачены профессионалами и пациентами, которые ценят гуманистический подход к медицинскому образованию. Мы разговаривали с Bertalan Mesko на этой неделе по Skype о его пленарной презентации на АМЕЕ-2018 в Базеле. Он рассматривает не только то, как технологии позволяют сделать обучение более эффективным и действенным, а также и то, каковы последствия коренных изменений в преподавании и обучении, роли преподавателя и человеческого фактора. К сожалению, мы не смогли записать его презентацию для будущего доступа на веб-сайте AMEE наряду с другими пленарными докладами.

Рональд Харден

https://www.mededworld.org/hardens-blog.aspx