Modern criteria for assessing the quality of management training under the conditions of the postgraduate training reformation

Резюме The formation of a new model of continuous medical education leads to high competition between employers of educational services. Thus, the content of the educational process must be effective, available and of high quality. It should be noted that to ensure availability and quality of the medical care highly qualified medical personnel is needed. Thus, the research was aimed at studying and analyzing the need for methods and forms of educational programs for management personnel in health care, to determine the main evaluation criteria for the quality of education. By questioning the respondents, the analysis of the educational process was carried out by the service producer, the direct consumer and the final user of the services, the head of the medical organization. As a result of the research, it was found that for the optimal transition to the system of continuous postgraduate training it is necessary to introduce the organizational form of the educational process with the element of distant and practical training on the bases of medical organizations, meeting the priority interests of practicing doctors.

The proposed adapted method of the situational analysis makes it possible to determine the most promising areas of activity in the field of providing educational services on the basis of identifying advantages and disadvantages, opportunities and threats, with their subsequent comprehensive analysis: to determine the need in lectures and practical classes, the presentation of the material, priority requests to teachers, as the suppliers of services.

Ключевые слова: • educational service • form of organization of the educational process

Мед. образование и проф. развитие. 2017. № 2-3. С. 69-76.

Наибольшую актуальность качество последипломного образования при­обретает в рамках формирования новой модели непрерывного медицинского обра­зования (НМО). При этом наличие и высо­кий уровень квалификации медицинских кадров являются, пожалуй, основными за­дачами при решении проблемы обеспече­ния доступности и качества медицинской помощи, провозглашенной в Федеральном законе "Об основах охраны здоровья граж­дан в Российской Федерации" [1].

Перед системой повышения квали­фикации специалистов здравоохранения стоят непростые задачи по обновлению содержания образовательного процесса, поддержанию соответствующего уровня преподавания в целях достижения доступ­ности, качества и эффективности допол­нительного профессионального и после­дипломного образования [2].

Эти стратегические задачи формиро­вания современных подходов к последи­пломному образованию находят прямое отражение в законодательстве РФ.

С 1 января 2016 г. вступила в силу ст. 69 Федерального закона № 323-ФЗ [3], со­гласно которой право на осуществление медицинской деятельности будут иметь только те, кто получил свидетельство об аккредитации специалиста.

Активно внедряется новая форма по­следипломного образования - система не­прерывного образования на основе балль­ной (кредитной) системы, включающая проведение конференций, мастер-классов и семинаров. Накопленный на протяже­нии десятилетий зарубежный опыт говорит о том, что система НМО и корпоративных профессиональных врачебных сообществ способствует оживлению всей системы здравоохранения.

Основными составляющими НМО являются дистанционные формы обуче­ния. Их достоинства обусловлены новыми функциями, расширением возможностей и сервиса предоставления образователь­ных услуг обучающимся, распределенным по различным сегментам рынка и терри­ториям, а также использованием системы гибкого непрерывного образования [4].

Совершенствование качества образо­вательной деятельности в здравоохране­нии во многом аналогично улучшению качества медицинской помощи [5], а так­же, опосредованно, улучшению качества жизни - и там, и там речь идет об оказании услуг, хотя пользователя обычно интересу­ет результат, который в реальности не всег­да может быть гарантирован.

Для максимального обеспечения по­стоянно растущих потребностей общества по оказанию качественных услуг в сфере последипломного образования необходи­мо учитывать удовлетворенность потреби­теля как обучающегося, так и конечного - работодателя [6].

Кроме того, следует помнить, что, по крайней мере теоретически, образование создает ресурсы для системы здравоохра­нения, повышая уровень человеческого капитала.

Цель исследования - изучить и про­анализировать потребности в методи­ках и формах для управленческих кадров в здравоохранении с целью определения основных оценочных критериев качества образования в условиях реформирования последипломного медицинского образо­вания и перехода к системе непрерывного последипломного образования.

Материал и методы

В нашем случае кафедра организации здравоохранения смогла путем анкетиро­вания изучить образовательный процесс с разных сторон: производители услуг - преподаватели, непосредственный потре­битель услуг - слушатель цикла, конечный потребитель - руководитель медицинской организации.

Объектом настоящего исследования яв­ляются слушатели, обучающиеся на кафедре.

Для оценки были разработаны две стандартизованные анкетные формы для опроса слушателей циклов. Комплексное анкетирование осуществлялось на кафедре общественного здоровья, экономики и управления здравоохранением. Вопросы анкеты первоначально апробировались на преподавателях кафедры.

Анкеты обрабатывались статистически по каждой группе опрошенных и оформ­лялись в виде обобщенных протоколов.

Результаты и обсуждение

Для получения более полной и объек­тивной картины общей оценки учебного процесса на кафедре социальной гигиены, экономики и управления здравоохране­ния с сентября 2013 г. по сентябрь 2016 г. анонимно было опрошено 538 слушателей и в итоге получено 484 заполненных анке­ты. Среди них 78,9% анкет было заполне­но слушателями со стажем работы в каче­стве организатора здравоохранения 10 лет и меньше, а 21,1% - со стажем более 10 лет. На этапе предварительного анализа до­стоверных различий соответственно полу, должности и, что более примечательно, возрасту опрошенных не выявлено, что по­зволило отказаться от последующего пред­ставления результатов по этим признакам.

Тем не менее факт отсутствия различий по третьему названному параметру сам по себе крайне важен, так как свидетельству­ет, что степень принятия или непринятия преподавания новых дисциплин и методов обучения не связана с возрастом обучаю­щихся, хотя, казалось бы, общепринятым считается проявление возрастного консер­ватизма при нововведениях и реформах.

Слушателям была предложена первая анкета, в которой присутствовали вопро­сы о том, какие темы цикла вызвали у них наибольший интерес, а также вопросы для оценки всех преподавателей, участвовав­ших в образовательном процессе.

Результаты анкетирования слушателей представлены в табл. 1.

Большинство опрошенных (77,0±1,9%) считают, что предложенная кафедрой учеб­ная программа соответствует их профес­сиональным потребностям. Численность респондентов, полагающих, что програм­ма обучения соответствует, но не в полной мере, или не соответствует профессиональ­ным требованиям, оказалась достоверно (p<0,05) меньшей (20,0±1,8 и 3,0±0,8% со­ответственно). Отрадно отметить, что тех, кто не нашел в обучении практического зерна, достоверно меньше (p<0,05).

Было отмечено, что существенных раз­личий в представлениях о разделах и те­матике преподаваемых дисциплин между организаторами со стажем более и менее 10 лет нет (p>0,05). Напротив, при ответе на вопрос о практической и теоретической удовлетворенности предлагаемого обуче­ния при общей безусловной поддержке в виде 95,6±0,9% положительных заключе­ний специалисты с меньшим стажем в ор­ганизации здравоохранения достоверно чаще (p<0,05) позитивно оценивали обуче­ние в целом, чем более опытные управлен­цы (98,0±0,7 и 92,0±2,7% соответственно). Такой результат вполне объясним: моло­дые специалисты имеют меньший опыт в организации здравоохранения и относи­тельно меньший опыт обучения в последи­пломном секторе образования.

Кроме того, половина опрошенных (50,3±2,3%) высоко оценила необходи­мость всестороннего освещения вопросов трудового законодательства, особенно раз­делов, связанных с увольнением работни­ков и решением конфликтных ситуаций. Число лиц, позитивно оценивших раздел менеджмента и маркетинга в здравоохране­нии, меньше (p<0,05) - 18,0±1,7%. Прак­тически одинаковы мнения организаторов со стажем менее 10 лет и более опытных респондентов, за исключением того об­стоятельства, что доля первых, на отлично оценивших раздел менеджмента и марке­тинга, достоверно (p<0,05) выше почти в 2 раза (27,3±2,3 и 13,6±3,4% соответственно). Это еще раз подтверждает готовность моло­дых специалистов-руководителей принимать активную позицию в управлении отраслью и внедрять организационные инновации в практическое здравоохранение.

Важнейшее значение в опросе имело вы­яснение отношения респондентов к тому, как на кафедре ведется учебно-методическая работа.

В подавляющем числе случаев (p<0,05) учебно-методическая работа кафедры оце­нена положительно (первые две градации ответов в совокупности). Только 2,5±0,7% опрашиваемых негативно оценили работу кафедры в этом направлении, что вполне приемлемо для слушателей в период рефор­мирования методики преподавания (внедре­ние новой формы презентаций и изложения материала). Гораздо хуже, что 15,7±1,6% не определились в своих оценках. Данный факт следует расценивать как проявление того, что они не смогли или не захотели оце­нить этот наиболее важный процесс в про­фессиональной составляющей коллектива кафедры. Оценки учебно-методической составляющей работы кафедры со стороны опрошенных групп существенно не различа­лись (p<0,05), кроме того, что более уверен­но в положительных взглядах чувствовали себя специалисты с опытом в организации здравоохранения менее 10 лет.

Таким образом, по итогам опроса мож­но прийти к заключению, что в целом ра­бота кафедры воспринимается слушателя­ми положительно.

Далее для повышения объективности полученных данных были проведены более глубокие аналитические исследования следующей, второй, группы анкет с приме­нением методов аналитической статисти­ки, которые могли быть использованы для выбора формы и методики организации образовательного процесса.

Одной из важных субъективных харак­теристик результативности в сравнительном анализе разнообразных форм организации учебного процесса является степень удо­влетворенности слушателей получаемой образовательной услугой. Для оценки была разработана стандартизованная анкетная форма для опроса по предлагаемым моделям образовательного процесса у слушателей.

Общий объем опрошенных составил 219 респондентов.

Невозвращенных анкет 23 (10,5±2,06%), 79,5±1,34% анкет были полностью запол­нены. После предварительной обработки число анкет слушателей циклов тематиче­ского усовершенствования с практически­ми занятиями на базе кафедры (1-я группа) составило 72 обучающихся на циклах про­фессиональной переподготовки с элемен­том дистанционного обучения и с практическими занятиями на базах медицинских организаций (2-я группа) - 41 и слушате­лей циклов общего усовершенствования без дистанционного обучения с практиче­скими занятиями на базах медицинских организаций (3-я группа) - 74 человека.

В выборке соотношение мужчин и жен­щин во всех трех формах обучения было примерно равным: 28 из 72 (38,8±3,48%), 31 из 74 (41,89±4,09%) и 18 из 41 (43,9±4,28) соответственно. Различие статистически не­достоверно (p>0,05). Средний возраст опро­шенных составлял 56,1±1,3 лет в 1-й груп­пе, 48,9±1,8 лет - во 2-й группе и 54,7±1,67 (p>0,05) - в 3-й группе. Таким образом, по половозрастному составу сравниваемые группы практически не отличались. Вос­производимость результатов опроса соста­вила 74,1%.

Результаты опроса показали различ­ную удовлетворенность слушателей учеб­ным процессом и образовательной услугой (табл. 2).

Как видно из приведенных данных, качество образовательной услуги в случае использования форм организации учебного процесса с элементом практических занятий на базах медицинских органи­заций получило более высокие оценки опрошенных: 1-я группа - 4,91±0,08 и 3-я группа - 4,14±0,07 баллов относительно 2-й группы - 4,75±0,2. Также уровень полу­ченных практических знаний в 3-й группе оценен как самый полный и всесторонний (4,62±0,05 балла), в 1-й группе - 4,03±0,07 и во 2-й группе - 4,65±0,05 баллов.

Выводы

На основании предложенных данных и в условиях уже имеющегося опыта тра­диционной системы последипломного об­разования можно с уверенностью говорить о том, что актуальность этой формы ис­ключительно важна. Оценка потребителей образовательных услуг в условиях последи­пломного обучения достаточно высокая, к тому же отдается предпочтение органи­зационным формам учебного процесса с элементами дистанционного обучения и занятиями на клинических базах.

Используя предложенные оценочные критерии потребителей образовательных услуг в медицинском образовании, опре­делив приоритетные интересы практикую­щих врачей-руководителей в предложении тематики и форм обучения, можно сделать процесс перехода к системе непрерывного последипломного образования менее бо­лезненным и оптимальным с точки зрения качества образовательных услуг и удовлет­воренности медицинских кадров.

1. Согласно опросу слушателей ци­клов последипломного образования ка­чество и объем образовательных услуг на кафедре в полной мере отвечают их про­фессиональным потребностям (77,0±1,9% опрошенных). Численность респондентов, полагающих, что программа обучения со­ответствует, но не в полной мере, или не соответствует профессиональным требова­ниям, оказалась достоверно (p<0,05) мень­шей (20,0±1,8 и 3,0±0,8% соответственно).

2. Потребители образовательных услуг удовлетворены практической и теоретиче­ской составляющей обучения.

3. Наиболее востребованы разделы трудо­вого законодательства (88,3%), менеджмента и маркетинга в здравоохранении (79,2%) и качества медицинской помощи (63,9%).

4. Опрошенные потребители (слуша­тели) и производители (профессорско-пре­подавательский состав) основных образо­вательных услуги в сфере последипломного профессионального образования наиболее высоко оценили организационную форму учебного процесса с элементом дистанци­онного обучения и практическими занятия­ми на базах медицинских организаций (71,7 и 82,7% соответственно), что свидетель­ствует об их психологической и профессио­нальной готовности к широкому внедрению новых форм непрерывного образования с дистанционным элементом. При этом большинство опрошенных производителей услуг (75,86%) достоверно (p<0,05) считают, что последипломное образование должно быть получено в государственных образова­тельных учреждениях.

5. Предложенная адаптированная ме­тодика ситуационного анализа на осно­ве выявления сильных и слабых сторон, возможностей и угроз с их последующим комплексным анализом позволяет опреде­лить наиболее перспективные направления деятельности в области оказания образо­вательных услуг: определить потребность в тематике лекций и практических занятий, формах изложения материала, приоритет­ных запросах к преподавателям как постав­щикам, так и производителям услуг.

Литература

1. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Феде­рации": ред. от 03.07.2016: с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017 // Рос. газ. 2011, 23 нояб. № 263.

2. Гончарова Н.В. Инновационный подход к подготовке управленческих кадров сферы образования // Инно­вационные технологии управления персоналом : сб. ст. участников Всероссийской научно-практической конференции. Челябинск, 2015. С. 77-82.

3. Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации": ред. от 03.07.2016: с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017 // Рос. газ. 2012, 31 дек. № 5976 (303).

4. Симонян Р.З. К вопросу о положительных перспективах дистанционного образования в медицинских вузах России // Международ. журн. прикладных и фундаментальных исследований. 2016. № 12-7. С. 1357-1359.

5. Турчина Ж.Е., Турчина Т.К., Нор О.В., Шарова О.Я. Формирование коммуникативной компетентности будущих врачей и обучающихся института последипломного образования медицинского университета // Соврем. пробл. науки и образования. 2016. № 5. C. 46-51.

6. Пешев Л.П., Ляличкина Н.А. Проблемы и пути оптимизации последипломного образования врачей в России // Фундаментальные исследования. 2015. № 2 (ч. 24). С. 5508-5511

Peer-review