Ronald Harden’s Blog

Мед. образование и проф. развитие. 2017. № 1. С. 75-78.

Неспящие в Сиэтле

Опубликовано 21.11.2016

Кстати, не совсем! Несмотря на 8-часовую разни­цу во времени, мне удалось неплохо поспать, благо­даря мелатонину и насыщенному графику. Я приехал в Сиэтл на Ежегодную конференцию АММС - 2016. Удобно, что у British Airways есть прямой рейс Хитроу-Сиэтл. British Airways теперь записывает коли­чество полетов для каждого клиента. Оказывается, что с того момента, как они начали фиксировать полеты, я побывал в 72 городах и 40 странах. Для наглядности они измеряют расстояния в... полетах на Луну! Между прочим, по их подсчетам, я слетал на Луну 11,5 раз.

На встрече большинство обсуждений касались недавних выборов Дональда Трампа. Darrell Kirch и Atul Gawande, оба сильные ораторы, подчеркивали роль фундаментальной медицины в укреплении общественного здоровья, когда доверие к лечебным учрежде­ниям подорвано, а мнения о роли государства в здравоохранении резко расходятся. Они утверждали, что каждый из нас может изменить положение дел в своей области. Необхо­димость заботы о себе и своем здоровье обсуждалась уже на многих сессиях наряду с про­блемами приспосабливаемости и дискриминации. Atul Gawande представил свою новую книгу "Смертный" ("Being Mortal"), посвященную тому, как медицина может улучшить не только саму жизнь, но и ее конец. Автор заставляет задуматься о том, что мы называем хорошим лечением?

Медицина, отмечает Gawande, становится все сложнее - в ней более 60 000 различных диагнозов, 6000 лекарств и 4000 возможных медицинских и хирургических манипуляций. Что из всего этого обязан знать студент?

Еще одна тема сессии - разрешеннная профессиональная деятельность (EPAs). В одной статье Olle ten Cate, первый выдвинувший данную концепцию, описал 5 EPAs в качестве основы для новой учебной программы в Утрехте. В каждом EPA заложе­ны добавочные EPAs. Меня удивило, что 6-летний учебный план (3 года бакалавриата и 3 года магистратуры) делится на доклиническую и клиническую части, причем первые 3 года большинство предметов доклинические. Он принципиально отличается от 5-лет­него учебного плана в Великобритании, где нет вертикальной интеграции и клинический опыт работы студенты приобретают уже с первого курса.

На встрече был стенд AMEE - это была прекрасная возможность ознакомиться с дей­ствующими членами AMEE и убедить других участников присоединиться к ним. Большое внимание привлек MedEdPublish. Многие посетители стенда высказали желание участво­вать в конференция AMEE в Хельсинки.

Одна из сессий называлась "Отличники медицинского образования: стандарты для наилучшей практики" (Excellence in Medical Education: Standards for Best Practice). Пред­седателем сессии был Dan Hunt, активное участие принимали также лауреаты премии ASPIRE Anna Cianciolo и Pedro Greer, а также председатель группы "социальная ответ­ственность" в ASPIRE James Rourke. Я поделился своей оценкой инициативы по созданию ASPIRE и закончил выступление анализом полученного опыта и возможностей дальней­шего развития. Участники сессии предложили две дополнительные темы для обсуждения: образовательная среда и инновации и регулирование изменений в медицинских вузах. В январе эти и другие предложения, которые мы получили, станут темами для обсужде­ний на ASPIRE Board в Сингапуре. На сессии было более 400 участников и несколько факультетов выразили желание подать заявку на получение премии.

В своей вступительной презентации ASPIRE-to-Excellence я сослался на попытку оценить университеты в Великобритании на основе успехов в обучении. По этим резуль­татам будет решено, насколько тому или иному английскому университету разрешено поднять плату за обучение. Изначально планировалось разделить вузы по следующим категориям: "соответствует ожиданиям", "отличный" и "выдающийся". Однако было ре­шено, что категории "отличный" и "выдающийся" могут привести к определенной пута­нице, и название категорий заменили на "бронзу", "серебро" и "золото". Мне кажется, что различить "отличный" от "выдающийся" не составляет труда. В конкурсе ASPIRE-to-Excellent многие медицинские вузы продемонстрируют отличный результат в разных категориях, но лишь несколько из них будут выделяться на международной арене - и это выдающиеся вузы.

Я участвовал в еще одной сессии конференции, где 6 редакторов журналов о медицин­ском образовании поделились своим мнением о приоритетах для их журналов. Я высту­пал как редактор журнала "Medical Teacher" и говорил о необходимости устранить разоб­щение между исследованиями в медицинском образовании и педагогической практикой. Даже в медицинских вузах с всемирно признанными центрами медицинского образо­вания учебная программа часто не соответствует передовым подходам. Возможно, еще более настойчиво я указывал на то, что в настоящее время существует элитизм в публи­кации статей. Как и Ричард Смит, ранее работавший в "Британском медицинском жур­нале", я выступил против того, что редактор и небольшое количество судей решают, что в итоге увидят читатели журнала. Каждую неделю мы получаем 30-35 статей для "Medical Teacher", но из них в печать пойдут только 3 или 4 - из-за ограниченного места. Для реше­ния этой проблемы AMEE создала новый журнал, "MedEdPublish", в котором все статьи публикуются в день их получения, проходя лишь минимальную проверку. Открытая экс­пертиза проводится уже после публикации. Преимущество такого подхода заключается в более динамичном взаимодействии между авторами и медицинским образовательным сообществом. Как редакторов нас также спросили, чего, на наш взгляд, не хватает в лите­ратуре по медицинскому образованию. Я сказал, что недостаточное внимание уделяется работам, которые просто повторяют то, что уже было сделано или сообщают о неудач­ных исследованиях. Picho и Artino подчеркивали необходимость проведения большего количества репликативных исследований в образовательной литературе и комментари­ях в "Journal of Graduate Medical Education" (октябрь 2016 г.). Они писали: "Репликация остается недооцененной и сравнительно редкой отраслью". Они выражают озабочен­ность обоснованностью научных исследований, при условии, что "есть весомые дока­зательства того, что большинство опубликованных результатов исследований в области биомедицинских наук недостоверны". Из-за отсутствия репликативных исследований эти ошибки не исправляются. На мой взгляд, бесполезно читать систематические обзоры литературы, единственным выводом которой является фраза "требуются дальнейшие ис­следования". Кроме того, я высказал предположение, что мы слишком консервативны в медицинском образовании и традиционны в своих подходах, и это отражается в статьях, публикующихся в наших журналах. Мы должны бросить вызов сложившейся практике в медицинском образовании и обсудить такие вопросы, как "Нужно ли нам 13 лет, чтобы обучить ЛОР-хирурга?" или "Чем принципиально медицинская школа будущего будет от­личаться от медицинской школы сегодня?".

http://v2.mededworld.org/reflections/reflection-items/November-2016/HARDEN-S-BLOG-Sleepless-in-Seattle.aspx



Хороший новый год!

Опубликовано 06.01.2017

С возвращением после праздников и мои наилучшие пожелания на 2017 г.!

В своем блоге от 28 декабря 2016 г., Stephen Downes отмечает статью Mark Lassoff "Поднимаем планку: YouTube - крупнейшая в мире система дистанционного обуче­ния", опубликованную в "Learning Solutions Magazine" в тот же день. Видео "The WestJet 2013 Christmas Miracle" уже посмотрели более 45 млн раз (https://www.youtube.com/watch?v=zIEIvi2MuEk). Lassoff указывает на то, что YouTube сегодня - это намного боль­ше, чем "хранилище для смешных видео с кошками". Сейчас это один самых популярных медиасайтов в мире, имеющий мощное влияние в сфере образования. Приведу несколько интересных фактов.

- Только через мобильные телефоны YouTube смотрят больше людей в возрасте от 18 до 49 лет, чем все крупнейшие телевизионные или кабельные сети.

- Когда вы прочитаете эту статью, более 3000 ч нового видео уже будут загружены на YouTube.

- За сегодня на YouTube будет 1 млрд просмотров.

В 2009 г. Wood и соавторы из Университета Сент-Эндрюс определил YouTube как ин­формативный и точный источник для изучения гистопатологии студентами и аспиранта­ми. А достаточно ли мы сегодня используем YouTube в медицинском образовании?

Недавно в своем блоге я писал, что исследователи для поиска теперь чаще используют Google и Google Scholar, а не PubMed. Возрастание поиска через Google отмечено в статье в "Times Higher Education" от 8 декабря 2016 г. Исследование, профинансированное Из­дательским исследовательским консорциумом (Publishing Research Consortium), показа­ло, что для молодых исследователей Google в значительной степени заменил посещение библиотеки. Я помню, как, будучи стажером, писал свою первую работу о непрерывном внутривенном введении гепарина. Тогда старший сотрудник отдела медицины привел меня в библиотеку Королевского колледжа врачей и хирургов в Глазго и помог разобрать­ся в теме. Подозреваю, что этого больше не потребуется.

Steve Downes в своем блоге также обращает внимание на 2 статьи о MOOK: Fergusson и соавт. и Iniesto и соавт., - опубликованные в специальном выпуске "Journal of Interactive Media in Education". Увидит ли в 2017 г. активное использование МООК в медицинском образовании? В 2013 г. Mehta и его коллеги в статье "Только представьте: новые парадиг­мы медицинского образования", опубликованной в "Academic Medicine" полагали, что инновации в медицинском образовании будут включать сотрудничество медицинских ву­зов в разработке МООК для дидактических материалов. Увидим ли мы более активное ис­пользование МООК в медицинском образовании в 2017 г.? Эта тема будет обсуждаться на симпозиуме АМЕЕ в августе 2017 г. в Хельсинки. Появляется все больше доказательств, что различные европейские модели МООК подают большие надежды, предполагает ста­тья в OpenupEd (http://openuped.eu/). Она основывается на том, что высшие учебные за­ведения в Европе гораздо активнее используют МООК по сравнению с вузами США.

Количество новых медицинских вузов во всем мире продолжает расти. Я не могу по­нять, почему пока мы выступаем за принятие решений на основе доказательности - мно­гие делают выбор в пользу программы последипломного образования, а не программы прямого поступления после школы. Нет доказательств того, что программы последи­пломного образования лучше программ прямого поступления. Исследование большого количества учебных заведений в Австралии не подтверждают гипотезу о том, что после­дипломное образование лучше, оценивая их по преимуществам, эффективности, выго­ранию, эмпатии или употреблению алкоголя. Студенты прямого зачисления отличались большей эмпатией, а выпускники с дипломом чаще злоупотребляли алкоголем, вопреки гипотезе о том, что чем взрослее студент, тем лучше. Исследование показало, что сту­денты прямого зачисления справляются с рабочей нагрузкой и психосоциальными про­блемами медицинского факультета не хуже студентов с дипломом. Учитывая отсутствие различий по успеваемости, странно, что во время экономического кризиса предпочтение не отдают более коротким учебным программам, в которой врачи заканчивают обучение раньше. Книга "Разумные инновации: от концепции к практике", опубликованная Wiley, рассматривает понятия разумных инноваций в бизнесе и на основе инновационных стра­тегий и процессов в бизнесе. Это заставило меня задаться вопросами, а существуют ли разумные инновации в медицинском образовании и как лучше применить эту идею. Это еще одна мысль на 2017 г.

http://v2.mededworld.org/reflections/reflection-items/January-2017/HARDEN-S-BLOG-A-good-new-year-.aspx

Peer-review